Имам Хасан Муджтаба, аль-Имаму Сибт (имам-внук) – тот, кто подготовил условия для движения Имама Хусейна (А). Посланник Аллаха (С) построил шатёр Ислама, повелитель верующих Али (А) укрепил его столбы, а Имам Хасан (А) сохранил это строение. Повелитель верующих (А) воевал с врагами Ислама при Джамале, Сиффине и Нахраване, чтобы отделить путь Али и рода Али (А) от пути сторонников Сакифы. Но Хасан (мир ему), великий Сибт пошёл на перемирие с Муавией ради сохранения общины последователей истинного Ислама.

Отличие Имама Хасана (А) от его брата Хусейна (А) в том, что он был не просто угнетён – он своими руками скрыл своё угнетение. А потому угнетение Хасана (А) тайно, не проявлено до сих пор. Ещё до нападения на дом Фатимы (А) с хворостом и огнём Умар встретил её на узкой улице Медины, когда она несла письмо о Фадаке, и 7-летний Имам Хасан (А) был с рядом ней, отнял письмо, разорвал его в клочья и так ударил её по лицу, что оно стало синим. Имам Хасан (А) был свидетелем этого и довёл свою мать (А), которая уже не могла идти, до дома.

Когда умма предала и разрушила божественный замысел прямого руководства для всего человечества – замысел, в котором вслед за Пророком (С) должны были править двенадцать халифов его рода, — Имамы (А) стали строить новое здание – рядом с этим разрушенным, разваливающимся строением предательской уммы, ни к чему не пригодным и выброшенным на свалку истории, подобно уммам прошлого, от которых не осталось «даже и шороха». Но здание это было возведено на их плоти и крови. Почему Посланник Аллаха (С) постоянно говорил Али (А), говорил Хасану и Хусейну (А): «Твоя кровь – моя кровь, твоя плоть – моя плоть»? Потому что он знал, что их плоть будет разорвана на куски, а их кровь будет литься ручьями. Али (А) пал под мечом Ибн Мульджама, и на его теле не было ни одного места без шрама от ран. И внук Пророка Хасан (А) погиб, когда его печень вышла из его рта, превратившись в мелкие куски от яда Муавии.

Итак, есть три программы для человечества. Первая – программа Гадира, божественного руководства для всех мусульман, — та, которую предала умма, пойдя за Сакифой. Вторая – программа шиизма, избранной общины, построенной Имамами (А) ценой своей крови и плоти после предательства уммы, чей финал — приход Последнего Имама. И третья, возможная программа – когда шииты повторят предательство уммы и тоже предадут Ахль уль-Бейт (А), отойдя от их пути, став едиными с большинством предательской уммы. Об этой третьей возможности говорит пророческий хадис: «Если у ближнего мира останется один день, Аллах явит в нём Махди из моего потомства, который наполнит его справедливостью и правосудием».

Первая программа перечёркнута, вторая пока ещё реализуется, третья существует как возможностью.

Имам ждёт нас, а не мы ждём его. Он не нуждается в каком-либо дополнении, совершенствовании или опыте, чтобы мы ожидали, пока это случится. Он совершенен. Он ждёт нас, нашей готовности к его приходу, дабы программа, заложенная жертвоприношением пророческого рода, была завершена. А если шииты отказываются от своей миссии, от исполнения программы Ахль уль-Бейт (А), то он остаётся до последнего дня перед Судом и только тогда выходит, потому что он всё-таки должен выйти.

Он выходит, не испытывая уже никакой потребности в этих «шиитах». Аллах подчиняет ему мир за одну ночь посредством Своего прямого вмешательства, вслед за чем над проклятым человечеством наступает Судный День.

Мы пока что находимся во втором сценарии. В этом сценарии речь уже не идёт об «умме». Умма как субъект имела значение в первом сценарии, во втором её не существует. Существуют только шииты как хранители Истины, а всё остальное — пена на воде.

Мир Имама Хасана (А) с Муавией был заключён для этой великой цели. Только в данной грандиозной перспективе, далёкой финальной стратегии Ахль уль-Бейт (А) можно понять смысл того перемирия, за которое Имама Хасана (А) обвиняли даже самые близкие его шииты. Он простил их, ибо они не могли видеть все последствия происходящего. Хасан ибн Али (А) пошёл на мир с Муавией, дабы сохранить то семя шиизма, которое начал возводить его отец повелитель верующих (А). Он принёс себя в жертву и сам же скрыл эту жертву. Он удалил самого себя с арены событий, дабы проявить те условия, которые сделают возможной Кербелу и приход Имама Махди (А) как завершение Кербелы.

3 комментария

  1. Амина

    Вы меня конечно извините ,но половина исламского мира умирает в войнах не жалея своей жизни,неужели не нашлось 313 святых кот могут изменить этот мир в сторону добра и справедливости или они чего-то ждут?!!!

    Ответить
    • Админ

      Да, не нашлось. Тот исламский мир, про который вы говорите, — на самом деле далеко не «исламский». Примерно так же как сегодняшние иудеи — совсем не последователи Моисея-Мусы (А).

      Ответить
  2. Яхья

    Готовность умереть сама по себе не есть подвиг, так как на протяжении человеческой истории дети Адама, мир ему, только этим и занимаются, принося себя и свои семьи в жертву, но умереть и пожертвовать тем же на пути Истины, находятся единицы, особенно, когда смерть очевидна, и Кербела тому явное доказательство.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес эл. почты не будет опубликован.