Имам Реза (А) передал от своих отцов (А) от Имама Хасана (А):

Я спросил у своего дяди Хинд ибн Аби Хала о качествах Посланника Аллаха (С), потому что он часто описывал его качества. Он сказал:

«Посланник Аллаха (С) был величественным, лицо его сияло как полная луна. Он был выше среднего роста, но ниже, чем очень высокие люди. Его голова была крупной, волосы — не слишком вьющиеся, но и не прямые, не спускавшиеся ниже мочек его ушей. Цвет его кожи — сияющий, лоб — широкий, брови дугами, не сросшиеся, и между ними проходила вена, которая становилась видна, когда он гневался. Его нос был орлиным. От него как будто исходил свет, который озарял его и выделял из числа людей, так что тот, кто не знал его, думал, что он гордый. Его борода была густой, щёки имели мало мяса, рот был большим (или четко очерченным), зубы — белыми и сверкающими. Полоса волос проходила от его шеи (или груди) до низа живота. Его шея была ровной, как у статуи, и как будто серебряной. Его телосложение было соразмерным и крепким, а грудь и живот располагались на одной линии. Плечи его были широкими. Его грудь, живот и другие части тела не были покрыты волосами. Напротив, его руки, плечи и верх груди являлись волосатыми. Его предплечья были вытянутыми, ладони и стопы ног — широкими, руки и ноги — соразмерными, их кости — прямыми. Он шагал энергично, но сдержанно. Когда он смотрел направо или налево, поворачивался туда всем телом. Он часто опускал взор. Его взгляд на землю был дольше, чем взгляд на небо. Он не смотрел на людей пристально (не глазел на них) и всех, кого встречал, приветствовал миром».

Имам Хасан (А) сказал: «Опиши мне, как он говорил (образ его речи)».

Он сказал: «Он часто был в печали, постоянно в размышлениях, не знал спокойствия (то есть постоянно трудился) и никогда не говорил, если в этом не было нужды. Он начинал и завершал свою речь всегда вовремя, не говоря ни много, ни мало. Разговаривал мягко, не сухо и не легковесно. То, что давали ему люди (например, угощение или подарок), он всегда считал большим, хотя бы это и было малым, и никогда не порицал это. Он не хвалил и не ругал вкус еды. Этот ближний мир ничем не мог разгневать его, и он не заботился о нём. Если истина была утверждена, его никто не видел, но ничто не могло устоять перед ним, когда он хотел утвердить истину. Указывая на что-то, он делал это всей ладонью руки, а когда удивлялся чему-то, переворачивал ладонь. Когда он говорил о чём-то, сближал правую руку с левой и большим пальцем правой руки ударял по ладони левой руки. Когда он гневался на кого-то, отворачивался от него, а когда радовался, опускал глаза. Его смех был скорее улыбкой. Его улыбка была очень красивой, и тогда виднелась белизна его зубов».

И Имам Хусейн (А) сказал: «Я спросил своего отца (А) о том, как Посланник Аллаха (С) входил куда-то».

Повелитель верующих (А) сказал: «Он спрашивал разрешения, прежде чем войти куда-то. И когда он заходил к себе домой, то делил своё время на три части: часть для Аллаха, часть для своей семьи и часть для самого себя. Свою же часть он делил между собой и людьми, причём сначала к нему заходили избранные (его сподвижники), потом — остальные. И в разделении своей уммы он отдавал предпочтение людям достоинства, то есть достоинства в религии. У некоторых из них была одна просьба, у некоторых — две, а у других — множество. И он занимался с ними в том, что приносит благо умме, отвечая на их вопросы и сообщая им о том, что подобает. И говорил: “Пусть присутствующие из вас известят отсутствующих, и пусть до меня донесут нужды тех, кто не может сделать этого сам. Ибо всякий, кто донесёт тому, кто правит, нужды нуждающегося, который сам не может этого сделать, — Аллах укрепит его стопы в Судный Деньˮ. Возле него упоминалось только это, и он не принимал что-то другое. Они входили к нему ищущими, а уходили наполненными, знающими».

Имам Хусейн (А) сказал: «И я спросил его о том, как Посланник Аллаха (С) выходил откуда-то».

Имам Али (А) сказал: «Посланник Аллаха (С) сдерживал свой язык во всём, что его не касалось. Он объединял людей, а не разделял их. Он выделял благородного и щедрого во всяком племени и делал его их главой. Он берёгся от людей и остерегался их, но не так чтобы избегать их или отказывать им в хорошем обращении и добром нраве. Он заботился о своих сподвижниках и спрашивал людей об их нуждах, поощрял добро и хвалил его, порицал зло, не выходя при этом за рамки и не излишествуя. Он не был беззаботным никогда, дабы и люди не были беззаботными. Он не отступал от истины и не преступал её пределы. Он окружал себя лучшими из людей, и тот, кто лучше относился к другим людям, был у него на самом высоком положении».

Имам Хусейн (А) сказал: «И я спросил его о его собраниях».

Имам Али (А) сказал: «Он не садился и не вставал, кроме как поминая Аллаха. Он не сидел в общественных местах и не велел другим. Входя на какое-то собрание, он садился сзади других и велел другим делать так же. Со всеми собравшимися он вёл себя одинаково, дабы кто-то из них не подумал, будто другого он ставит выше. Кто бы ни приходил к нему или сидел с ним — он так долго терпел его, пока тот не уходил сам. Если кто-то просил его о чём-то, не уходил с пустыми руками. Его добрый нрав охватывал всех людей, и был он для них милосердным отцом, а они были все равны перед ним в истине. Его собрание было собранием снисхождения, стыдливости, правдивости и безопасности. На нём не поднимались голоса, не срывалась с кого-либо завеса, не разглашались чьи-то ошибки. Все там были равны и соединены друг с другом через богобоязненность — смиренными, почитающими старших и милующими младших, отдающими нуждающимся предпочтение над собой, защищающими чуждых и странников».

Имам Хусейн (А) сказал: «Каким было его поведение во время его собраний?»

Имам Али (А) сказал: «Он был всегда в радостном настроении, легким нравом, мягким в поведении, не суровым и не грубым, не шумным и не ругающимся, не ищущим в людях недостатки, но и не расхваливающим их. Он не обращал внимания на то, что ему не нравилось. Те, кто надеялись на него, никогда не бывали разочарованы. Он оставлял в отношении себя три вещи: споры, чрезмерность и то, что его не касалось, и оставлял в отношении людей три вещи: не порицал их и не срамил, не вдавался в их личные дела и говорил только о том, в чём можно надеяться на награду. Когда он говорил, присутствующие молчали и не двигались, а когда он молчал, они говорили. Они не спорили при нём, и когда говорил один, остальные молчали, пока тот не закончит. Он смеялся, когда они смеялись, и удивлялся, когда они удивлялись. Он проявлял терпение по отношению к тем людям, чьё поведение или просьбы были неуместными, и говорил: “Когда увидите, как кто-то нуждается в чем-то — помогите ему!ˮ. Он не прислушивался к восхвалениям лицемеров. Он никогда не прерывал говорящего, кроме как если тот выходил за пределы, и тогда он запрещал ему или вставал».

Имам Хусейн (А) сказал: «Каким было его молчание?»

Имам Али (А) сказал: «Его молчание было по четырем причинам: терпение, бдительность, оценка и размышление. Что касается оценки, то тут его молчание было ради равного отношения ко всем и выслушивания всех, кто говорил. Что касается его размышления, то оно было в том, что есть, и в том, что исчезнет. Что же касается терпения, то ничто не могло разгневать его или испугать. Что же касается бдительности, то он проявлял её в четырех вещах: в благом, чтобы следовали ему, в оставлении предосудительного, чтобы другие оставили его, в стремлении к исправлению уммы и в выполнении того, что влечет за собой благо ближнего и будущего миров».

(«Уйун ахбар реза» шейха Садука, том 1, С. 630-638).

Добавить комментарий

Ваш адрес эл. почты не будет опубликован.