Книга пророка Даниила — одна из важнейших библейских книг, ветхозаветный апокалипсис, включающий в себя ряд пророчеств об истории и эсхатологии. Даниил — пророк 6-го столетия до Р.Х., одинаково почитаемый в иудаизме, христианстве и исламе (арабизированная форма его имени — Даниял). После нападения Навуходоносора на Иерусалим и разрушения Храма был уведён в вавилонский плен вместе с другими иудеями; там присутствовал при царском дворе. Среди известных эпизодов истории Даниила — его чудесное спасение в львином рву и истолкование слов «мене, мене, текел, упарсин», начертанных таинственной рукой на стене во время Валтасарова пира. Сегодня право обладать могилой Даниила оспаривают Самарканд, иранский Шуш (Сузы) и иракская Хилла (бывший Вавилон).

Основные мотивы библейской книги Даниила — противостояние единобожия и язычества, приход Мессии и победа на земле «царства святых». В этой статье мы разберём два пророчества из этой книги, в которых указаны конкретные сроки наступления неких священных событий, определяющих судьбы человеческого рода.

1. "В третий год царствования Валтасара царя явилось мне, Даниилу, видение после того, которое явилось мне прежде... Тогда козел чрезвычайно возвеличился; но когда он усилился, то сломился большой рог, и на место его вышли четыре, обращенные на четыре ветра небесных. От одного из них вышел небольшой рог, который чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране, и вознесся до воинства небесного, и низринул на землю часть сего воинства и звезд, и попрал их, и даже вознесся на вождя воинства сего, и отнята была у Него ежедневная жертва, и поругано было место святыни Его. И воинство предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие, и он, повергая истину на землю, действовал и успевал. И услышал я одного святого говорящего, и сказал этот святой кому-то, вопрошавшему: «на сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?» И сказал мне: «на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится» (8: 1-14).

2. «Семьдесят седьмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был святый святых. Итак, знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до помазанника-владыки - семь седьмин и шестьдесят две седьмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена. И по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти помазанник, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения. И утвердит завет для многих одна седьмина, а в половине седьмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя» (9: 24-27).

Итак, в первом пророчестве указано на «две тысячи триста вечеров и утр», во втором — на «семьдесят седьмин». В течение этих сроков должны произойти некие события, которые можно охарактеризовать как победу над язычеством и исполнение мессианских обетований.

Начнём со второго пророчества. «Семьдесят седьмин» — это семьдесят семилетий, то есть 490 лет. В христианской традиции данное пророчество с полным основании считается относящимся к приходу Мессии, то есть Иисуса. «С того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до помазанника-владыки - семь седьмин и шестьдесят две седьмины»: то есть от повеления о восстановлении Иерусалима до «помазанника-владыки» (Христа) и «предания его смерти» — 69 седьмин (483 года). Еще одна последняя седьмина (семилетие), которая «утвердит завет для многих», переносится на время после Христа (о чем мы скажем ниже).

Итак, ангел Габриил (Джабраил) делит тут срок в «семьдесят седьмин» на три части:

— 7 седьмин на восстановление Иерусалима.

— 62 седьмины от восстановления Иерусалима до Мессии (итого от начала возвращения в Иерусалим до прихода Мессии — 69 седьмин).

— 1 седьмина до конца периода.

Обращаясь к книге Ездры (7:6-7,13), мы находим там упоминание о повелении царя Артаксеркса о возвращении народа Израильского из плена и восстановлении Иерусалима. Дата этого повеления — 457 г. до Р.Х. Этот год и надлежит считать исходной точкой «семидесяти семьдин». «Семь седьмин», то есть 49 лет из этого срока, — это возвращение народа на прежнее место жительства и обустройство на нём, плюс «шестьдесят две седьмины», то есть 434 года — время до прихода «помазанника-владыки», то есть Христа и его «смерти».  Итак, отсчитываем от 457 года до Р.Х. «69 седьмин» (7 седьмин плюс 62 седьмины, то есть 483 года) — и получаем 26 (или 27-й) год после Р.Х.

Сейчас установлено, что христианское летоисчисление, введенное монахом Дионисием в 6-м веке по Р.Х., ошибочно начато на 4 года позже действительного времени рождения Христа. А значит, окончание срока в «69 седьмин» выпадает примерно на время «распятия» Иисуса. Посмотрим еще раз: «с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до помазанника-владыки (Христа) - семь седьмин и шестьдесят две седьмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена. И по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти помазанник, и не будет». 

В других источниках приказ о восстановлении Иерусалима относят на два года раньше — 455 г. до Р.Х. Тогда мы получим 28-й (или 29-й) год от Р.Х. Принципиально ничего не меняется: исполнение пророчества выпадает на время окончания миссии Иисуса с точностью до года или нескольких лет (не будем забывать также, что мы не знаем точную дату «распятия»).

Обратим внимание на необычное выражение: «предан будет смерти помазанник, и не будет». С нашей точки зрения, оно указывает на мнимость распятия и смерти Мессии, о которой говорит Коран: «Они не убили его и не распяли, но это только представилось им» (4: 157). Фраза из книги Даниила свидетельствует о том же самом: помазанник одновременно и будет предан смерти, и не будет, то есть людям покажется, что он распят. Они будут уверены, что распяли его, тогда как этого на самом деле «не будет». Согласно наиболее достоверной версии, вместо Христа был распят Иуда. Можно понимать это как божественное чудо, в результате которого Всевышний на время дал Иуде облик Христа, чтобы его схватили и распяли вместо него. Впрочем, возможна и другая версия, которую мы попытались обрисовать тут: Пилат за взятку от Иосифа и Никодима распял Иуду, выдав его за Христа, а самого Христа отпустил (эта версия объясняет и евангельскую путаницу с «Иисусом Вараввой»).

Полностью исполнились также слова Даниила о разрушении Иерусалима и Храма после Христа: «А город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения». Как известно, вскоре после Иисуса, в 70-м году римляне до основания разрушили Иерусалим и сожгли Храм.

Остаётся последняя седьмина, отделённая от предыдущих шестидесяти девяти: «И утвердит завет для многих одна седьмина, а в половине седьмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».  Имеется в виду некое семилетие, которое «утвердит завет для многих» (то есть будет знаменовать собой планетарное распространение единобожия). В середине этой седьмины, то есть по прошествии 3,5 лет, «прекратится жертва и приношение» (имеется в виду некая катастрофа, описанная в терминах ритуального богослужения в Иерусалимском Храме), но затем гибель постигнет «опустошителя». Мы не нашли какой-либо убедительной версии толкования смысла этой седьмины, как бы отделённой от остальных шестидесяти девяти. Скорее всего, речь идёт о событиях последних времён, которые еще должны будут произойти. Возможно, последняя седьмина имеет в виду события второго пришествия Христа и его борьбы с Антихристом, установившим мерзость запустения на месте Храма. Впрочем, христиане утверждают, что первые 3,5 года данной седьмины — это промежуток между помазанием Иисуса и его распятием, а вторые 3,5 года — время после его распятия.

Как бы то ни было, то или иное толкование последней седьмины ничего не меняет в общей картине. В любом случае, в том, что пророчество о «семидесяти седьминах» указывает на приход Мессии Иисуса, не может быть никаких сомнений. Это не современная интерпретация: во времена Иисуса иудеи тоже ждали прихода Мессии, основываясь именно на этом пророчестве Даниила. «Пусть сгниют и разложатся кости на кистях рук и кости на пальцах того, кто станет листать книгу Даниила, чтобы высчитать время, указанное там, и пусть память о нем пропадет с лица земли навеки», — это проклятие содержится в иудейском Талмуде. Ибо пророчество о «семидесяти седьминах» настолько явно указывает на то, что Иисус — это и есть Мессия, что любой иудей, подсчитавший эти сроки, должен был бы уверовать в него.

Давайте теперь обратимся к пророчеству из 8-й главы, которое говорит о времени в "две тысячи триста вечеров и утр". Очевидно, это более длинный срок, внутрь которого входят те самые «семьдесят седьмин». Понятно, что речь не может идти о «вечерах» и «утрах» в буквальном смысле. Это дало бы нам 1150 суток, то есть около 3-х лет. Однако спустя 3 года после данного пророчества ничего значительного не произошло; кроме того, Габриил говорит в конце 8-й главы: «Видение же о вечере и утре, о котором сказано, истинно; но ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам». Если оно относится к «отдалённым временам», то понятно, что речь идёт о длинном периоде времени. Таким образом, в соответствии с пророческой символикой, «дни» тут следует понимать как годы: «День за год Я определил тебе» (Иезек.4:6). Учитывая, что «вечер и утро» при сложении дают нам один день, то 2300 «вечеров и утр» составят 1150 «дней», то есть лет.

Почему «2300 вечеров и утр» мы понимаем как 1150, а не 2300 дней? Во-первых, в соответствии с обычной логикой, подсказывающей, что одно утро и один вечер составляют в сумме один день. Ведь пророчество не говорит нам о «2300 вечерах и 2300 утрах». Во-вторых, в Иерусалимском Храме было два ежедневных богослужения (жертвы): утреннее и вечернее. Аллюзия на них явно содержится в этом пророчестве и была понятна любому еврею того времени: «2300 вечеров и утр» — это 2300 вечерних и утренних жертв, то есть 1150 дней.

Итак, через 1150 лет произойдёт «очищение святилища» и прекращение «опустошительного нечестия». Чтобы определить этот срок, нам сначала надо установить дату, от которой мы будем его отсчитывать. Посмотрим, как звучит вопрос, на который дан ответ о 2300 вечерах и утрах: «на сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?». Речь идёт о видении, которое получает сам Даниил. Иначе говоря, срок отсчета надо вести от момента получения самого этого откровения. Когда же оно было получено? В начале главы говорится: «В третий год царствования Валтасара царя».

Валтасар, сын Набонида, был сделан своим отцом соправителем Вавилонской империи в 540-х годах до Р.Х. , и умер в 539 году. Учитывая то, что в книге Даниила говорится о «первом годе правления Валтасара», «третьего годе» и годе его смерти, мы можем предположить, что год, когда было получено разбираемое нами откровение, был близок к году смерти Валтасара. Предположим, что это был 540 год до Р.Х. Теперь из 1150 вычтем 540 — и получим 610 год, то есть год начала пророчества Мухаммада (С)! В 610 году от Р.Х., в возрасте сорока лет, он начал получать первые откровения.

Удивительно, что христианские апологеты, постоянно ссылаясь на точное пророчество Даниила о приходе Иисуса, не обращают никакого внимания на не менее точное его пророчество о приходе Мухаммада (С)! Они сетуют на иудеев, которые запрещают подсчет сроков Даниила и скрывают пророчество о Христе, но сами поступают точно так же относительно пророчества о Мухаммаде (С). Вне всяких сомнений, предсказание о «семидесяти седьминах» доказывает, что Иисус Христос — Мессия. Более того: это самое убедительное пророчество об Иисусе Христе во всей Библии. И тем не менее, это важнейшее с точки зрения обоснования христианства пророчество — само по себе лишь часть пророчества о 2300 «вечерах и утрах»! Любой же подсчёт 2300 «вечеров и утр», то есть 1150 лет, неизбежно отошлёт нас к эпохе Мухаммада (С).

Возможно, кто-то скажет, что отсчёт именно от 540 года, приводящий нас точно к дате ниспослания Корана и начала посланничества Печати пророков (С), является натянутым. Хорошо, тогда что мы будем понимать под «третьим годом царствования Валтасара»? Валтасар был соправителем своего отца в 40-е годы 6-го столетия до Р.Х. Мы не знаем, что понимается у Даниила под «царствованием Валтасара». По логике, это должны были быть последние годы перед его смертью, когда он и стал полновластным правителем. Как бы то ни было, возьмем мы несколько лет раньше или позже — всё равно при отсчете 1150 лет мы неизбежно попадаем на годы жизни Мухаммада (С). А значит, это пророчество не может говорить о чем-то другом, нежели как о нём и его миссии. Ведь точно так же и отнесение «семидесяти седьмин» к Иисусу не является совершенно точным: нам неизвестны достоверные даты его рождения и предполагаемого распятия; равно как и указ о восстановлении Иерусалима тоже может относиться к различным датам. Здесь тоже существует приблизительность - неизбежная, впрочем, для пророчества, сделанного за сотни лет до самого события. Но возьмём мы несколько лет больше или меньше — в любом случае подсчёт 69 седьмин приведёт нас к эпохе Иисуса. И точно так же подсчет 2300 вечеров и утр в любом случае приведёт нас к эпохе Мухаммада (С).

Еще раз обратим внимание на последовательность этих двух пророчеств. О 2300 «вечерах и утрах» сказано в 8-й главе: по прошествии этого срока святыня очистится и воинство единобожия перестанет быть попираемо. В конце главы Габриил сообщает пророку, что исполнение этого относится к отдалённому времени; на этом 8-я глава заканчивается. Что мы видим дальше? В начале 9-й главы нам сообщается о  том, что Даниил стал молиться о спасении народа Израиля и восстановлении Иерусалима. И тогда ему приходит откровение: «Семьдесят седьмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония...». В оригинале стоит слово не «определены», а «отрезаны»: «Семьдесят седьмин отрезаны для народа твоего...». От чего отрезаны? От срока в 2300 «вечеров и утр». Иначе говоря, мессианский срок в 490 лет (точнее говоря, 483 года, потому что последняя седьмина как бы стоит особняком) входит внутрь более крупного периода в 1150 лет, который уже не относится к судьбе народа Израиля, но говорит о судьбах всего человечества, об универсальной религии. Если поставить эти два пророчества рядом, то мы увидим следующее: есть срок в 2300 «вечеров и утр», а внутри него «отрезан» для народа Израиля более малый срок в «семьдесят седьмин», в течение которого приходит Мессия, Мошиах. Мошиах приходит, оказывается «убит и не убит» — то есть переносит свою миссию в будущее, до второго пришествия (в которое верят и христиане, и мусульмане), а срок в 2300 «вечеров и утр» продолжает отсчитываться, пока не закончится с приходом еще кого-то. И им может быть только Мухаммад (С).

Ни один другой вариант толкования пророчества о 2300 «вечерах и утрах» не может быть удовлетворительным. Например, некоторые течения в христианстве считают, что 2300 «вечеров и утр» означает 2300 лет. В 1831 году американский проповедник и основатель адвентизма Уильям Миллер объявил, что ему удалось вычислить точную дату второго пришествия Христа - 22 октября 1844 года. Он считал от того же 457 году до Р.Х., от которого производится отсчет «семидесяти седьмин». В итоге получается 1844 год. 22 октября 1844 года сотни тысяч человек ожидали прихода Христа, но этого не произошло. На следующий день Хирам Эдсон, один из последователей Миллера, получил видение об Иисусе, якобы входящем в Святое Святых небесного святилища. Он истолковал это так, что событие, предсказанное в пророчестве о 2300 днях, на самом деле является началом небесного дня очищения (искупления). Понятно, что тут перед нами не более чем попытка избавиться от «великого разочарования», вызванного неисполнением ожиданий второго пришествия в 1844 году.

Посмотрим на адвентистскую схему:

9d9e7252664ef3396ef60db4eadfdf9a

С нашей точки зрения, тут совершены две ошибки. Во-первых, отсчет начат от того же 457 года до Р.Х., от которого производится отсчет «семидесяти седьмин». Это не соответствует тексту пророчества. Как мы видели, «семьдесят седьмин» считаются с начала восстановления Иерусалима: "с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до помазанника-владыки - семь седьмин и шестьдесят две седьмины". Тогда как в пророчестве о «2300 вечерах и утрах» ничего не сказано о восстановлении Иерусалима. Согласно тексту, отсчёт в этом случае должен вестись от времени самого видения Даниила (прибл. 540 г. до Р.Х., то есть на 83 года раньше).

Во-вторых, каждый «вечер» и каждое «утро» тут приняты за год, тогда как логичнее было бы считать один вечер и одно утро составляющими один день, что в итоге даёт нам 1150 дней или лет.

Наконец, самый сильный аргумент в пользу ложности такого подсчёта — просто-напросто то, что в 1844 году не произошло ничего важного. Не было ни второго пришествия Христа, ни изменения судьбы мира, ни какого-либо «очищения».

Наша схема выглядит так:

готово1

Как видим, промежуток в «семьдесят седьмин» сдвинут от начала отсчета срока в «2300 вечеров и утр» и помещён внутрь его. Сами «семьдесят седьмин» разделены на три части; загадочная последняя седьмина условно добавлена в схему — в соответствии с христианским толкованием. Если удалить её из схемы, ничего не изменится (как мы сказали, возможно её отнесение ко времени второго пришествия Христа).

Фактически, если кто-то признаёт пророчество о «семидесяти седьминах», он обязан признавать и пророчество о «2300 вечерах и утрах», частью которого оно является. Но если есть толкование первого, то должно быть и толкование второго. Нельзя просто так отстраниться от него и сказать: «Мы не знаем, что тут имеется в виду. Быть может, это события какого-то отдаленного будущего». Если мессианский отрезок в 70 седьмин входит внутрь периода в 2300 вечеров и утр, то этот последний должен был уже закончиться — при любом его толковании. Самый длинный срок, который можно из него высчитать, — это версия Миллера, принявшего 2300 вечеров и утр за 2300 лет и начавшего отсчет с восстановления Иерусалима, а не какой-либо более ранней даты. Это дало ему 1844 год, в котором ничего не произошло. А потому единственное достоверное толкование данного пророчества приводит нас к эпохе Мухаммада (С) и его откровению. Какого-либо другого просто не существует.

 

Амин Рамин

Добавить комментарий

Ваш адрес эл. почты не будет опубликован.