Автор книги «Лухуф» — сейид Реза-уд-дин Али ибн Муса Ибн Тавус, один из наиболее значительных шиитских ученых, живший в 7 веке хиджры. Его перу принадлежит около 60 книг.

Книга «Лухуф аля катла т-туфуф» («Скорби по убитым в Кербеле») для краткости называется просто «Лухуф» (в русском варианте мы назвали ее «Скорби Кербелы»). Данная работа является важнейшей классической книгой шиитской традиции, повествующей о трагедии Кербелы. Книга целиком опирается на риваяты и состоит из трех частей: в первой рассказывается о событиях, предшествующих Ашуре, во второй – о самой трагедии, в третьей – о том, что последовало за ней. Книга «Лухуф» по причине изящества слога и достоверности используемых источников стала одной из наиболее читаемых и цитируемых книг об Имаме Хусейне (А).

Предлагаем вашему вниманию перевод первой части книги «Лухуф» на русский язык. Переводчик — Амин Рамин.

 

Часть первая

О том, что предшествовало Ашуре

 

  1. Рождение Имама Хусейна (А)

Имам Хусейн (А) родился пятой ночью месяца шаабан на четвертом году хиджры.

Согласно другим сведениям, он родился третьего дня этого месяца или в конце месяца рабиа ль-авваль третьего года хиджры. Существуют также другие риваяты по этому поводу.

Когда он родился, спустился Джабраил с тысячей ангелов, дабы поздравить Пророка (ДБАР) с его рождением. Фатима (А) пришла с ребенком к Пророку (ДБАР), и возрадовался он, и дал ему имя «Хусейн».

  1. Сон Умму ль-Фазль и его толкование

В «Табакат» приведено от Ибн Аббаса, что ему передал Абдуллах ибн Бакр ибн Хабиб Сахми от Хатама ибн Саната, что Умму ль-Фазль, жена Аббаса, сказала: «Я видела во сне перед рождением Хусейна, что как будто бы часть тела Посланника Аллаха (ДБАР) оторвалась от него и была положена мне на колени. Я спросила об этом Посланника Аллаха (ДБАР), и он сказал: “О Умму ль-Фазль! Ты видела такой сон, что если он исполнится, то Фатима вскоре родит мальчика, и я отдам его тебе для грудного кормления”». И она сказала: «Исполнилось так, и его отдали мне. Однажды я пришла с ним к Посланнику Аллаха (ДБАР). Он усадил его к себе на колени и стал целовать его. В этот момент капля его мочи упала на одежду Пророка (ДБАР). Я быстро схватила его, и он начал плакать. Тогда Пророк (ДБАР) сказал, и как будто бы он был разгневан: “Тише, о Умму ль-Фазль! Моя одежда будет постирана, но ты причинила боль моему сыну!”

Тогда я вернула его к нему на колени, а сама ушла, чтобы принести воды. Когда я вернулась, то застала его плачущим. Я спросила: “Почему ты плачешь, о Посланник Аллаха?” Он сказал: “Джабраил пришел ко мне и сказал, что моя умма убьет этого моего сына. Моё заступничество не коснется их в Судный День”.

  1. Двенадцать ангелов

Передано, что когда Хусейну (А) исполнился год, к Посланнику Аллаха (ДБАР) спустились двенадцать ангелов: один из них – в облике льва, второй – быка, третий – дракона, четвертый – в облике людей, а остальные восемь – в различных обличиях. Лица их были покрасневшими, глаза мокрыми от слез. Они распростерли свои крылья и сказали: «О Мухаммад! Твоего внука Хусейна, сына Фатимы, постигнет то же, что постигло Авеля, убитого Каином. Он получит награду, подобную награде Авеля, а убийцы его понесут ношу, подобную ноше Каина».

И не осталось на небесах ни одного ангела приближенного, чтобы он не спустился к Пророку (ДБАР), приветствуя его миром, утешая его в скорби по Хусейну (А), сообщая ему о его награде и показывая ему его землю (землю Кербелы, на которой он будет убит).

И Пророк (ДБАР) сказал: «О Аллах! Унизь того, что хочет унизить Хусейна, убей того, кто его убьет, и удержи их от того, к чему они стремятся!»

  1. Сообщение о мученической гибели Хусейна (А)

Передается, что когда Хусейну (А) исполнилось два года, Пророк (ДБАР) отправился в одну из поездок. Вдруг он остановился посередине пути и сказал: «Воистину, Аллаху мы принадлежим, и к Нему вернемся», и глаза его наполнились слезами. Люди спросили его, что случилось.

Он сказал: «Джабраил сообщил мне о земле на берегу Фурата[1], которую называют “Кербела”: там будет убит мой внук Хусейн, сын Фатимы (А)».

У него спросили: «Кто убьет его, о Посланник Аллаха?»

Он сказал: «Человек по имени Язид, проклятие Аллаха над ним! Вот я как будто вижу место его убийства и погребения».

И он вернулся из той поездки печальным, взошел на минбар и говорил и проповедовал, и Хасан и Хусейн (А) возле него. Когда же он закончил проповедь, положил свою правую руку на голову Хасана (А), левую – на голову Хусейна (А), а потом поднял голову к небу и сказал: «О Аллах! Поистине, Мухаммад – Твой раб и пророк, а эти двое – лучшие из моего рода и избранные из моего потомства и моего корня и те, кого я сделаю моими преемниками в моей умме. Джабраил поведал мне, что этот сын мой будет убит и унижен. О Аллах, так сделай его благословенным в его убийстве и сделай его из счастливейших шахидов! И не делай, о Аллах, благословенными тех, кто убьет и унизит его!»

Тогда люди в мечети закричали от плача и рыданий. И Пророк (ДБАР) сказала: «Вы плачете по нему, но не поможете ему?»

Потом он вернулся на минбар, и цвет лица его поменялся, и он прочитал другую краткую проповедь, и глаза его были наполнены слезами.

А потом сказал: «О люди! Поистине, я оставляю среди вас две драгоценности: Книгу Аллаха и мой род, Ахль уль-Бейт — мой корень, часть моей плоти, плод моего сердца и мою кровь. Они не отделятся друг от друга, пока не присоединятся ко мне у райского источника. Знайте, что я буду ждать их (в Судный День как доверенность, переданную вам), и я не спрошу у вас о них, кроме как в том, что повелел мне Господь мой, дабы я спросил вас о вашей любви к близким (маваддату фи ль-курба). Смотрите же, как вы завтра встретитесь со мною у источника, если вы ненавидели мое семейство и угнетали их! Вот, в Судный День ко мне придут три знамени из этой уммы.

Первое – черное, мрачное, от взирания на которое устрашатся ангелы. Идущие под этим знаменем встанут напротив меня, и я спрошу их: “Кто вы, позабывшие моё имя?” Они скажут: “Мы – люди единобожия (таухид) из числа арабов”. Я скажу им: “Я – Ахмад, пророк арабов и неарабов”. Они скажут: “Мы из твоей уммы, о Ахмад”. И я скажу им: “Как вы поступали после меня с моим родом и Книгой моего Господа?”

И они скажут: “Что же до Книги, то мы потеряли ее. Что же до рода, то мы хотели стереть его с лица земли”. Тогда я отвернусь от них, и они удалятся от меня жаждущими, с черными лицами.

Потом ко мне подойдёт другое знамя, более чёрное, чем первое, и я спрошу их: “Как вы поступали после меня с двумя драгоценностями – большой и малой: Книгой моего Господа и моим родом?”

И они скажут: “Что же до Книги, то мы поступали вопреки ей. Что же до рода, то мы унизили его и рассеяли его”. И я скажу им: “Удалитесь от меня!” И они уйдут с жаждущими губами и черными лицами.

Тогда ко мне подойдет третье знамя, и лица их будут сиять от света, и я скажу им: “Кто вы?” Они ответят: “Мы – люди единобожия и богобоязненности. Мы – умма Мухаммада, и мы – остаток людей истины. Мы сохранили Книгу нашего Господа, дозволяли дозволенное, запрещали запрещенное и любили потомство нашего пророка Мухаммада (ДБАР), помогали им во всем, в чем помогали самим себе, и сражались с их врагами”.

И я скажу им: “Возрадуйтесь же! Я – ваш пророк Мухаммад. Вы были в обители ближнего мира такими, как сказали”. И я напою их из своего источника, и они удалятся обрадованными, довольными, а потом войдут в Рай и пребудут там на веки вечные».

  1. Смерть Муавии и письмо Язида о взятии присяги

Передано, что люди постоянно повторяли предсказание об убийстве Хусейна (А), знали о его важности и ожидали его исполнения. Когда умер Муавия ибн Аби Суфьян (да проклянет его Аллах!), что произошло в месяце раджаб 60-го года хиджры, его сын Язид ибн Муавия написал Валиду ибн Утбе, своему наместнику в Медине, письмо, где требовал его взять присягу со всех жителей этого города, и особенно с Хусейна (А), и сказал: «А если он откажется, то отрежь ему голову и пришли её мне».

Валид вызвал Марвана[2] и стал советоваться с ним о деле Хусейна (А). Марван сказал: «Он никогда не примет этого. На твоем месте я бы отрубил ему голову».

Валид сказал: «О, если бы я не появился на свет!», после чего отправил посланца к Хусейну (А), требуя его к себе. Хусейн (А) пришел с тридцатью людьми своего семейства. Валид сообщил ему о смерти Муавии и потребовал принести присягу Язиду.

Хусейн (А) сказал: «Присяга не есть дело скрытое. Если завтра ты созовёшь людей, то позови и нас среди них».

Марван сказал: «О амир, не слушай слов Хусейна и его оправданий! Если он откажется принести присягу, то отруби ему голову!»

Тогда разгневался Хусейн (А) и сказал: «Горе тебе, о сын Зарка! Ты требуешь отрубить мне голову? Ты солгал, клянусь Аллахом, и унизил себя!»

Потом он подошел к Валиду и сказал: «Поистине, мы – пророческий род, сокровищница откровения и место снисхождения ангелов. Нами Аллах начал (Свою милость) и нами завершил. Язид же – грешник, винопийца, убийца невинных, известный своим нечестием. Такой, как я, не присягает такому, как он. Однако мы встречаем утро, и вы встречаете утро; мы посмотрим, и вы посмотрите, кто из нас более достоин халифата и присяги».

После этого он вышел, и Марван сказал Валиду: «Ты не послушал меня!»

Валид ответил ему: «Горе тебе! Ты хочешь, чтобы я потерял и религию, и ближнюю жизнь?! Клянусь Аллахом, я не хочу даже власти над всем миром взамен на убийство Хусейна! Клянусь Аллахом, я думаю, что тот, кто встретит Аллаха с кровью Хусейна на руках, будет легким на весах, и Аллах не взглянет на него и не очистит, и он окажется в мучительных страданиях!»

Передаётся, что когда Хусейн (А) встал утром, он вышел из дома, дабы узнать новости. Тогда его встретил Марван и сказал: «О Абу Абдиллях! Я для тебя добрый советчик: послушай меня, чтобы ты был счастливым!» Хусейн (А) сказал: «Что ты хочешь сказать? Скажи, я слушаю».

Марван сказал: «Я советую тебе принести присягу Язиду ибн Муавии, ибо это лучше для тебя как в религии, так и в ближнем мире».

Хусейн (А) сказал: «Аллаху мы принадлежим, и к Нему вернемся! Ислам погибнет, если умму постигнет правление такого, как Язид. Я слышал, как мой дед Посланник Аллаха (ДБАР) сказал: “Халифат запрещен для рода Абу Суфьяна”».

Разговор между ним и Марваном затянулся, пока тот не ушел в гневе.

  1. Знание Хусейна (А) о своей мученической гибели

Говорит автор этой книги: для нас ясно, что Хусейн (А) знал о своей будущей гибели, и его обязанностью было то, что он сделал.

Группа передатчиков, имена которых я назвал в книге «Гийас», сообщила мне по иснаду, восходящему к Абу Джафару Мухаммаду ибн Бабавей Кумми (шейху Садуку), относительно того, что он упомянул в «Амали» от Имама Садыка (А) от его отца (А) от его деда (А): «В один из дней Хусейн (А) вошел к своему брату Хасану (А) и когда увидел его, заплакал. Хасан (А) спросил: “Что заставило тебя плакать?” Он сказал: “Я плачу по тому, что случится с тобой”. Хасан (А) сказал: “То, что случится со мной, — это яд, который дадут мне тайно, и я буду убит им. Однако нет дня, подобного твоему дню, о Абу Абдиллях! На тебя обрушится войско из тридцати тысяч человек, говорящих, что они из уммы нашего деда Мухаммада (ДБАР) и исповедуют Ислам. Они соберутся, дабы убить тебя, пролить твою кровь, ограбить твоё имущество, пленить твоих женщин и детей и лишить тебя твоего положения. Тогда Аллах проклянет род Омейядов, и небеса будут плакать кровью и пеплом, и заплачет по тебе всякая вещь, даже дикие звери и морские рыбы”».

Мне также передала группа, чьи имена я привел в другой книге, по иснаду, восходящему к Умару Нассаба от его деда Мухаммада ибн Умара, который сказал, что слышал, как его отец Умар ибн Али ибн Аби Талиб говорит:

«Когда мой брат Хусейн (А) отказался приносить присягу Язиду в Медине, я вошел к нему и застал его одного. Я сказал ему: “Да буду я твоей жертвой, о Абу Абдиллях! Твой брат Хасан рассказывал  от своего отца (А)...” – и тогда меня охватили рыдания.

Хусейн (А) усадил меня возле себя и сказал: “Он рассказал тебе, что я буду убит?” Я сказал: “Да не допустит Аллах тот день, о сын Посланника Аллаха!” Он сказал: “Во имя твоего отца (А), скажи мне, он рассказал тебе о моем убийстве?” Я сказал: “Да. Тогда почему ты не принесешь присягу Язиду, (чтобы остаться в живых)?”

Он сказал: “Мой отец (А) сообщил мне, что Посланник Аллаха (ДБАР) рассказал ему о его убийстве и моём убийстве, и что моя земля (где я буду убит) будет неподалёку от его земли. Ты думаешь, что знаешь то, чего я не знаю? Клянусь Аллахом, я никогда не куплю унижение ценой своей жизни! Моя мать Фатима (А) встретит своего отца (ДБАР) в Судный День жалующейся на то, что сделала его умма с её сыновьями и потомками, и никто из тех, кто причинил ей боль в её потомстве, не войдет в Рай”».

  1. Исход Хусейна (А) из Медины

Передано, что после встречи с Валидом ибн Утбой и Марваном третьего шаабана 60-го года хиджры Хусейн (А) выехал в Мекку и оставался там в течение месяцев шаабан, рамазан, шавваль и зиль каада. Там к нему пришли Абдуллах ибн Аббас и Абдуллах ибн Зубейр и призвали его воздержаться (от выступления).

Он сказал им: «Посланник Аллаха (ДБАР) дал мне приказание, и я должен его исполнить». И передается, что Ибн Аббас вышел от него, говоря: «Горе, о, Хусейн!»

Потом к нему пришел Абдуллах ибн Умар и стал призывать к его к миру с людьми заблуждения и удержанию от битвы и убийства. Он сказал ему: «Разве ты не знаешь, что из низостей этого мира пред Аллахом – то, что голова Йахьи сына Закарии была принесена одному из тиранов народа Исраиля? Разве ты не знаешь, что потомки Исраиля убили семьдесят пророков между восходом солнца и его появлением на горизонте, а потом отправились на свои базары, покупали там и продавали, как будто ничего не случилось? И Аллах не ускорил их наказание, но дал им отсрочку, а потом схватил их хваткой Великого, Сокрушающего. Страшись Аллаха, о Абу Абдуррахман, и не отказывайся от помощи мне!»

  1. Письмо куфийцев к Хусейну (А)

Передано, что люди Куфы услышали о прибытии Хусейна (А) в Мекку и его отказе от присяги Язиду и собрались в доме Сулеймана ибн Сурада Хузаи[3]. Сулейман выступил с речью к ним, в конце которой сказал:

«О, собрание шиитов! Вы знаете, что Муавия умер, отправился на встречу с Господом и получает воздаяние за свои дела. На его месте теперь сел его сын Язид. Хусейн ибн Али (А) выступил против него и бежал в Мекку от тиранов рода Абу Суфьяна. Вы же – его шииты, а раньше были шиитами его отца. Сегодня он нуждается в вашей помощи. Если вы знаете, что сможете помочь ему и сражаться с его врагами, то напишите ему письмо. Если же вы думаете, что испугаетесь либо станете беспечными, то предоставьте его самому себе».

И они написали ему следующее:

«Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! К Хусейну ибн Али, сыну повелителя верующих, от Сулеймана ибн Сурада Хузаи, Мусайиба ибн Наджба[4], Руфаа ибн Шаддада[5], Хабиба ибн Музахира[6], Абдуллаха ибн Ваиля[7] и шиитов из верующих. Мир Аллаха над тобой! Хвала Аллаху, Который уничтожил твоего врага и врага твоего отца – тирана, упорного, жестокого, угнетателя, который лишил эту умму её руководства, ограбил её и правил над нею без её согласия, а потом убил её лучших людей, возвысил её злодеев и сделал собственность Аллаха владением угнетателей и нечестивцев. Да отдалит его Аллах от Своей милости, как отдалил народ Самуда!

Вот, у нас нет другого Имама, кроме тебя: так приди же – быть может, через тебя Аллах соберет нас на истине! Нуаман ибн Башир (наместник Куфы) во дворце Имара, однако мы не совершаем намаз позади него и не собираемся возле него на праздники. Если мы узнаем, что ты прибудешь, то изгоним его, так что он убежит в Сирию. И мир тебе, милость Аллаха и благословение, о сын Посланника Аллаха, и над твоим отцом! И нет силы и мощи, кроме как у Аллаха, Высокого, Великого!»

Они отослали это письмо. Потом прошло два дня, в течение которых собралось около 150-ти писем, каждое из которых было подписано одним, двумя, тремя или четырьмя мужчинами, где они призывали его прийти, и их отослали к Хусейну (А).

Однако он медлил и не отвечал им. Потом в один день к нему пришло 600 писем. Их число умножалось, покуда у него не собралось около 12 тысяч писем.

Затем Хани ибн Хани Сабии и Саид ибн Абдуллах Ханафи доставили ему следующее письмо, которое было последним письмом людей Куфы:

«Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! К Хусейну ибн Али, сыну повелителя верующих. Поистине, люди ожидают тебя и не желают никого другого, кроме тебя. Так поспеши, поспеши, о сын Посланника Аллаха! Ибо сады уже стали зелеными, и плоды созрели, и пробились ростки, и деревья покрылись листвой! Так прибудь к нам, если пожелаешь, и ты найдешь готовое и вооруженное для тебя воинство! И мир тебе, милость Аллаха и благословение, о сын Посланника Аллаха, и над твоим отцом!»

Хусейн (А) сказал Хани ибн Хани Сабии и Саиду ибн Абдуллаху Ханафи: «Сообщите мне, кто написал это письмо?»

Они ответили: «Шибс ибн Раби, Хаджжар ибн Абджар, Язид ибн Харис, Язид ибн Рувайм, Урва ибн Кейс, Амру ибн Хаджжадж и Мухаммад ибн Умейр ибн Утарид».

Тогда Хусейн (А) поднялся, прочитал два ракята намаза между рукном и макамом и попросил у Аллаха блага.

  1. Отправление Муслима ибн Акиля в Куфу

Затем Хусейн (А) позвал к себе Муслима ибн Акиля[8], рассказал ему о положении дел и отправил его в Куфу с ответом на их письма, в котором принимал их призыв и говорил:

«Я отправляю к вам сына своего дяди Муслима ибн Акиля, чтобы он передал мне те вести, которые есть у вас».

Муслим прибыл с письмом Хусейна (А) в Куфу. Когда они увидели его, то возрадовались его прибытию и разместили его в доме Мухтара ибн Аби Убейды Сакафи[9]. Шииты стали приходить к нему, и каждой группе из них он читал письмо Хусейна (А). Они плакали, и принесли тогда присягу восемнадцать тысяч человек.

      10. Назначение Убейдуллаха ибн Зияда наместником Куфы

Тогда Абдуллах ибн Муслим Бахили, Имара ибн Валид и Умар ибн Саад[10] написали письмо Язиду, в котором сообщали ему о прибытии Муслима и просили его сместить Нуамана ибн Башира и назначить вместо него в Куфу другого наместника.

Язид написал Убейдуллаху ибн Зияду[11], который был наместником Басры, письмо, где передавал ему правление над Куфой, рассказывал о деле Муслима и Хусейна (А) и требовал, чтобы тот как можно быстрее арестовал Муслима и убил его.

Убейдуллах направился в Куфу. С другой стороны, Хусейн (А) написал письмо группе знатных людей Басры, в котором призывал их помочь ему и подчиниться ему, и отправил его со своим слугой Сулейманом, известным как «Абу Разин». Среди этих людей были Язид ибн Масуд Нахшали и Мунзир ибн Джаруд Абди.

Язид ибн Масуд собрал род Тамим и род Саад и сказал им: «Каким вы видите моё положение среди вас?»

Они ответили: «Ты, клянемся Аллахом, — глава достоинств, превосходишь всех в благородстве!»

Он сказал: «Я собрал вас для важного дела, о котором хочу посоветоваться с вами и прошу вас о помощи в нем».

Они ответили: «Клянемся Аллахом, мы выскажем своё мнение! Скажи же, чтобы мы услышали!»

Он сказал: «Муавия умер, и, клянусь Аллахом, он был мерзким человеком, о смерти которого нечего жалеть! Знайте, что с его смертью врата угнетения и греха треснули, и содрогнулись опоры насилия. Он взял с людей присягу, что они будут подчиняться его сыну Язиду, и думал, что добился своего. Но горе, если это случится! Теперь его сын Язид – пьяница и глава нечестия – добивается халифата над мусульманами и считает себя их повелителем без их дозволения, без терпения и знаний о пути истины. Клянусь Аллахом истинной клятвой, что сражение с Язидом лучше сражения с многобожниками! И вот, Хусейн ибн Али, сын дочери Посланника Аллаха (ДБАР) – обладатель благородного происхождения и благих намерений. Его достоинства нельзя описать, его знания не заканчиваются; он более всех подходит для халифата, согласно его первенству, возрасту, достоинствам и происхождению. Он милостив к малым и справедлив с большими. Он – лучший правитель и имам, и через него Аллах завершил Свой довод над вами и открыл вам путь к счастью. Не отворачивайтесь же от света истины и не упадите в ямы лжи! В битве Джамаль случилось так, что Сахр ибн Кейс оставил на вас позорное пятно (удержал от подчинения Имаму Али, мир ему). Теперь вы должны смыть его подчинением внуку Посланника Аллаха (ДБАР) и помощью ему! Клянусь Аллахом, Он подвергнет того, кто откажется помочь Хусейну (А), унижению и сделает малым его потомство! Вот, я уже одел свои доспехи для боя и приготовил себя для войны. Знайте, что тот, кто не будет убит, все равно умрет, и тот, кто бежит от смерти, не спасется от неё! Так дайте же мне наилучший ответ, и да помилует вас Аллах!»

Тогда стал говорить род Ханзаля, и они сказали: «О, Абу Халид! Мы – стрела в твоём луке, и куда бы ты ни выстрелил ею, она попадёт в цель. Мы – твои помощники, и куда бы ты нас ни отправил, победа будет с тобой. Клянемся Аллахом, в какую бы пропасть ты ни спустился – мы пойдем с тобой, и какой бы опасности ни подвергся – мы будем рядом! Приказывай нам всё, что желаешь!»

Потом род Саада сказал: «О, Абу Халид! Поистине, самая худшая вещь для нас – противоречие тебе и твоему мнению. Вот, Сахр ибн Кейс велел нам не участвовать в битве, и мы послушались его и до сих пор не сражались, и сохранили свою честь. Дай же нам отсрочку, чтобы мы посовещались об этом деле, а потом сказали тебе о нашем решении».

Затем стал говорить род Тамима: «О, Абу Халид! Мы – сыновья твоего отца, и мы не желаем, чтобы ты гневался. Приказывай же нам, чтобы мы последовали за тобой!»

Он сказал: «О, род Саада! Клянусь Аллахом, если вы не поможете Хусейну (А), Аллах посеет среди вас раздор и смуту, и меч будет посреди вас навеки!»

Потом он написал Хусейну (А) следующее письмо:

«Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Вот, до меня дошло твоё письмо, и я понял, что ты призываешь меня к подчинению себе, дабы я получил через это милость Аллаха. Поистине, (ты верно сказал, что) Аллах никогда не оставит землю без того, кто совершает благо и указывает на путь спасения, и вы – довод Аллаха над Его творением и его доверенные на Его земле. Вы произросли из мухаммадовой маслины: он – её ствол, а вы – её ветви. Так приди же к нам! Я склонил перед тобой головы рода Тамим и нашёл их более жаждущими подчинения тебе, чем ищущие воды верблюды. Я также склонил перед тобой выи рода Саад и смыл с их душ неприязнь, подобно воде, текущей с белых весенних облаков».

Когда Хусейн (А) прочитал это письмо, он сказал: «Да обезопасит тебя Аллах в День страха, дарует тебе величие и напоит в День великой жажды!»

В дальнейшем произошло так, что когда Язид ибн Масуд (отправитель письма) собрался для войны на стороне Хусейна (А) и вышел из Басры, до него дошла весть о его гибели. Он впал в великую скорбь по этому поводу и много рыдал.

Что же касается Мунзира ибн Джаруда Абди (другого адресата письма Хусейна басрийцам), то он выдал письмо Хусейна (А) и гонца Убейдуллаху ибн Зияду (наместнику Язида), ибо он опасался, что это уловка со стороны самого Убейдуллаха, который был женат на его дочери. Убейдуллах сразу же распял гонца, а потом поднялся на минбар и обратился к людям Басры, предостерегая их от неподчинения себе и восстаний. Ночь он провел в Басре, а на следующее утро оставил там своего брата Усмана ибн Зияда, а сам поспешил в Куфу. Он прибыл туда ночью, так что жители города стали думать, будто он – Хусейн (А), возрадовались его прибытию и окружили его. Когда же узнали, что это Ибн Зияд, рассеялись от него. Он вошел во дворец наместника и пробыл там ночь. Потом он вышел, поднялся на минбар и обратился к жителям Куфы, предостерегая их от неподчинения правителю и обещая им различные блага в случае послушания.

         11. Укрытие Муслима ибн Акиля в доме Хани ибн Урвы

Когда Муслим ибн Акиль услышал об этом, испугался, что Ибн Зияд узнает о его пребывании  в Куфе, покинул дом Мухтара и пришел в дом Хани ибн Урвы. Хани укрыл его в своем доме. Множество шиитов приходило туда, и Ибн Зияд отправил шпионов, дабы они разузнали место, где скрывается Муслим. Когда же узнал, что он в доме Хани, позвал Мухаммада ибн Ашаса и Асма ибн Хариджа и сказал: «Почему Хани не приходит, дабы увидеться со мной?»

Они ответили: «Не знаем, говорят, он болен». Он сказал: «Я осведомлен об этом, однако мне сообщили, что он выздоровел и сидит у дверей своего дома. Если я узнаю, что он на самом деле болен, я сам пойду навестить его. Однако вы отправляйтесь к нему и скажите, пусть он не лишает нас нашего права увидеть его, ибо я не люблю, чтобы такой благородный араб, как он, был далек от нас».

Вечером они пришли к дому Хани и сказали: «Почему ты не приходишь увидеть амира? Он вспомнил о тебе и сказал: “Если бы я знал, что он болен, то сам пришел бы навестить его”».

Он сказал им: «Я болен, а потому не могу прийти к нему». Они сказали: «Ибн Зияду сообщили, что ты выздоровел и сидишь у дверей своего дома. Он недоволен тем, что ты не навестил его. Правитель считает неуважением то, что такой глава своего рода, как ты, не приходит к нему. Просим же тебя: оседлай животного и отправляйся к нему вместе с нами!»

Хани одел свою одежду, сел на своего мула, и как будто он чувствовал те бедствия, которые его ожидают. Он сказал Хиссану ибн Асма ибн Хариджа: «О, сын моего брата! Клянусь Аллахом, я страшусь этого человека, амира. Что ты думаешь?» Тот ответил: «О дядя! Я нисколько не боюсь за тебя, и ты также не думай об этом». Хиссан не знал, для чего Ибн Зияд вызвал Хани.

Хани с людьми вошел к Убейдуллаху. Увидев его, тот сказал: «Предатель идёт своими ногами». Потом он повернулся к Шариху Кази, который сидел там, и, указывая на Хани, прочитал строки из стихотворения Амру ибн Маади:

«Я хочу ему жизни, а он хочет мне смерти.

Что за дело мне до его оправданий?»

Хани сказал ему: «Что это значит, о амир?» Тот ответил: «Замолчи, Хани! Что за заговоры ты замышляешь в своем доме против повелителя верующих? Ты привёл Муслима ибн Акиля в свой дом, готовишь для него оружие и людей, которых ты спрятал в домах по соседству! И ты думал, что это скроется от меня?»

Тот сказал: «Я не делал этого, пусть Аллах исправит амира!»

Ибн Зияд сказал: «Позовите ко мне Маакиля»! (Маакиль был слугой Ибн Зияда и его шпионом).

Маакиль пришел и встал перед ними. Когда Хани увидел его, то узнал его и понял, что тот шпионил за ним. После чего сказал: «Да направит Аллах амира! Я не звал Муслима ибн Акиля и не укрывал его, но он сам пришёл ко мне, и я постыдился выгнать его. А потому он стал моим гостем, о котором я обязан заботиться. Теперь, когда я узнал об этом, позволь мне вернуться и изгнать его из моего дома: пусть он идёт, куда хочет».

Ибн Зияд сказал: «Клянусь Аллахом, ты не уйдёшь от меня, пока не приведёшь Муслима!»

Хани сказал: «Нет, клянусь Аллахом, я никогда не приведу его к тебе! Могу ли я привести своего гостя, чтобы ты убил его?»

— Клянусь Аллахом, ты приведёшь его!

— Я никогда не приведу его.

Когда разговор между ними затянулся, встал Муслим ибн Амру Бахили и сказал: «Да направит Аллах амира! Позволь мне поговорить с ним наедине».

Тот разрешил им. Муслим ибн Амру увёл Хани в угол залы, так что Ибн Зияд видел их и слышал, когда они поднимали голоса.

Муслим ибн Амру сказал: «О Хани! Ради Аллаха остерегаю тебя – не убивай самого себя и не подвергай опасности свой род! Клянусь Аллахом, я хочу спасти тебя от смерти. Муслим – сын дяди этого народа. Они ничего не сделают ему и не убьют его. Выдай же его им! Это не будет для тебя бесчестием, потому что ты выдаёшь его правителю».

Хани сказал: «Клянусь Аллахом, для меня унижение и позор, если я выдам своего гостя и посланца внука Пророка (ДБАР) его врагам, тогда как руки мои здоровы, и у меня много людей. Клянусь Аллахом, даже если бы я был один, то и тогда я не выдал бы его, покуда сам не погиб бы!»

Тот продолжал увещевать его, но Хани сказал: «Клянусь Аллахом, я никогда не выдам его!»

Ибн Зияд услышал эти его слова и сказал: «Приведите его ближе ко мне!», а потом сказал: «Клянусь Аллахом, или ты приведёшь его ко мне, или я отрублю тебе голову!»

Хани сказал: «Тогда множество мечей соберётся вокруг твоего дома».

Ибн Зияд сказал: «Горе тебе! Меня ли пугаешь мечами?»

Хани думал, что его родственники слышат его. Ибн Зияд сказал: «Приведите его ближе!» -  и стал так бить его палкой по лицу, что его нос сломался, и кровь хлынула ему на одежду, и мясо его щёк и лба упало ему на бороду, и сама палка сломалась. Хани хотел вырвать меч у стоявшего рядом охранника, однако охранник крепко держал его.

Ибн Зияд громко закричал: «Схватите его!» Хани увели, заперли в одной из комнат дворца и приставили к ней охрану по приказу Ибн Зияда.

Тогда Асма ибн Хариджа встал и сказал: «О амир! Ты велел нам привести Хани к тебе. Когда мы привели его к тебе, ты разбил его лицо, обагрил его бороду кровью и, видно, хочешь убить его?»

Ибн Зияд разгневался и сказал: «А ты тоже здесь!» — и отдал приказ, и его так избили, что он не мог говорить, а потом связали и бросили в одну из комнат дворца.

Когда он пришёл в себя, сказал: «Аллаху мы принадлежим, и к Нему возвращаемся!», а потом вспомнил то, что говорил Хани перед тем, как пойти с ними к дворцу, и произнес: «О Хани! Значит, я принес тебе весть о моей собственной смерти».

И передатчик сказал, что когда Амру ибн Хаджжадж, чья дочь была замужем за Хани, услышал весть о том, что Хани казнили, он собрал всю свою родню из рода Мазхадж, пришёл к дворцу и стал кричать: «Я – Амру ибн Хаджжадж, а они – люди рода Мазхадж. Мы не переставали подчиняться амиру и не отделялись от общества, но слышали мы, что наш господин Хани казнён!»

Убейдуллах ибн Зияд узнал об их сборе и их речах и велел Шурейху Кази, чтобы он пошёл к Хани и показал его им, дабы его родственники узнали о том, что он жив. Тот сделал это, и тогда они успокоились и разошлись.

12. Борьба Муслима ибн Акиля

Известия о случившемся дошли до Муслима ибн Акиля, и он вышел из дома со всеми, кто присягал ему, чтобы сражаться с Ибн Зиядом. Тот заперся во дворце, и его отряды начали биться со сторонниками Муслима. Солдаты Ибн Зияда взобрались на крышу дворца и оттуда стали запугиваться сторонников Муслима приближением армии со стороны Сирии (Шама). Так наступила ночь, и сторонники Муслима начали разбегаться, говоря друг другу: «Для чего мы разжигаем смуту? Лучше бы мы сидели в своих домах и оставили тех людей спорить друг с другом, покуда Аллах не рассудит между ними!» И не осталось рядом с Муслимом никого, кроме десяти человек.

Когда же Муслим зашел в мечеть, чтобы прочитать вечерний намаз, эти десять тоже покинули его. Увидев это, он вышел и стал в одиночестве ходить по улицам Куфы, пока не остановился у дома женщины по имени Тава. Муслим попросил у неё воды, и она напоила его. Потом он попросил её дать ему место в своем доме, и она согласилась. Однако её сын узнал его и донёс Ибн Зияду. Тот вызвал Мухаммада ибн Ашаса, дал ему людей и велел схватить Муслима. Когда они достигли дома той женщины, Муслим услышал их приближение, одел свою кольчугу, оседлал коня и стал сражаться с ними, убив некоторое их число. Мухаммад ибн Ашас обратился к нему, говоря: «О Муслим! Мы обещаем тебе безопасность!» Он сказал: «Какая безопасность от коварных нечестивцев?» — и продолжил убивать их, читая стихи Хамрана ибн Малика Хасами:

«Клянусь, я не буду убит, кроме как свободным,

Даже если смерть станет напитком горьким!

Я не хочу, чтобы лгали мне или пленили,

Либо смешивали прохладную воду с горячей и горькой!

Каждого человека коснётся зло однажды:

Так, ничего не страшась, буду бить вас мечами!»

Они стали кричать ему: «О Муслим! Мухаммад ибн Ашас не обманывает тебя!» Однако он не смирился, и они усилили свои атаки на него, когда он ослабел от ран. Один из них ударил его со спины, он упал с лошади, и они схватили его.

Когда его привели к Убейдуллаху ибн Зияду, Муслим не поприветствовал его. Стражник сказал ему: «Поприветствуй амира!» Он сказал: «Замолчи! Он не амир для меня».

Ибн Зияд сказал: «Для тебя нет разницы, поздороваешься ты или нет – всё равно будешь убит».

Муслим ответил ему: «Если ты убьешь меня – так ведь и те, кто хуже тебя, убивали тех, кто лучше меня. Ты не сторонишься жестоких убийств и мерзких зверств: никто не ближе к ним, чем ты».

Ибн Зияд сказал: «О, бессовестный раскольник! Ты вышел против своего имама, нарушил единство мусульман и посеял смуту между ними!»

Муслим ответил: «Ты солгал, Ибн Зияд! Единство мусульман нарушили Муавия и его сын Язид, а что до смуты, то её посеяли ты и твой отец Зияд сын Убейда, раб рода Иладж. Я надеюсь, что Аллах наделит меня шахадатом от рук худшего из Своих творений».

Ибн Зияд сказал: «Прельщаешь себя положением, которое Аллах дал другим, а не тебе».

— Кому же, о сын Марджаны?

— Язиду ибн Муавии.

— Хвала Аллаху! Мы довольны Аллахом как судьёй между нами и вами.

— Ты мнишь, у тебя тоже есть что-то в этом деле (халифате)?

— Клянусь Аллахом, это не мнение, а уверенность.

— Скажи мне, Муслим, зачем ты пришёл в этот город и посеял разногласия между его жителями, тогда как они были едины между собой?

— Не для этого я пришёл. Однако вы стали совершать порицаемое и оставили одобряемое, правя людьми без их согласия, заставляя их совершать то, что запретил Аллах, поступая с ними так, как поступали цари Ирана и Рима. Мы пришли к ним, чтобы повелевать им к одобряемому и запрещать порицаемое, призывать их к суждению Книги и Сунны, и были мы таковы, как приказал Посланник Аллаха (ДБАР).

Тогда Ибн Зияд стал ругать его и ругать Али, Хасана и Хусейна (мир им!)

И сказал ему Муслим: «Ты и твоей отец более всего достойны ругательств. Так суди же, как ты судишь, о Убейдуллах!»

13. Шахадат Муслима и Хани

Ибн Зияд приказал Букейру ибн Хамрану, чтобы он поднялся с Муслимом на крышу дворца и убил его. И тот поднялся с ним, — а Муслим не переставал восхвалять Всевышнего Аллаха, просить Его о прощении и благословлять Пророка (ДБАР) и его род — и там отрезал ему голову.

Потом он спустился оттуда, находясь в великом страхе. Ибн Зияд спросил его: «Что с тобой?» Тот ответил: «О амир! Когда я убивал его, увидел человека с лицом чернее чёрного, ужасного обликом, и он стоял напротив меня, положив пальцы на свои зубы (или он сказал: на свои губы). Я так испугался его, как ничего не боялся в жизни!»

Ибн Зияд сказал: «Может, ты испугался убивать Муслима?»

Потом он велел привести Хани, чтобы убить его. Хани сказал: «Где же род Мазхадж?! Где моя родня?»

Ему сказали: «Протяни свою шею!» Он сказал: «Клянусь Аллахом, я не щедр на свою жизнь и не стану помогать вам убивать самого себя!»

Ему отрубил голову слуга Убейдуллаха ибн Зияда по имени Рашид.

И Абдуллах ибн Зубейр Асади написал по поводу гибели Муслима и Хани, а некоторые говорят, что это был Фараздак или Сулейман Ханафи:

«Если не ведаешь, что есть смерть, то взгляни

На Хани или на Муслима ибн Акиля –

На витязя, чьё лицо распороли мечи,

Или на того, чьё тело сбросили с крыши.

Они попали в хватку тирана и стали

Теми, о ком вещают на каждом пути.

Взгляни на тело, чей цвет поменяла смерть,

И струи крови, текущие с каждого места:

Они были храбрецами при жизни,

Были острее, чем сверкающие мечи.

Сядет ли теперь Асма на коня безопасным (Асма – тот, кто привёл Хани к Ибн Зияду),

Если род Мазхаджа спросит его за кровь?

Род Мурад вопрошал о его состоянии,

Беспокоясь о нём друг у друга:

Если вы не отомстите за кровь вашего брата,

То станете подобны женщинам, которых прельщает и малая плата».

И передано, что Убейдуллах ибн Зияд написал Язиду о том, что произошло с Муслимом и Хани. Тот в ответном письме благодарил его за старания, извещал о том, что Хусейн (А) приближается к Куфе, требовал подготовиться к этому и схватить всех, кто мог быть заподозрен в связи с ним.

14. Исход Хусейна (А) из Мекки

Хусейн (А) вышел из Мекки во вторник третьего числа месяца зиль хиджа, а согласно другим сведениям – в среду восьмого числа зиль хиджа, в 60 году по хиджре, прежде чем узнал о мученической гибели Муслима, ибо он выехал из Мекки в тот самый день, когда был убит Муслим (да будет доволен им Аллах!)

Передано, что когда он хотел отправиться из Мекки в Ирак, произнес следующую речь: «Хвала Аллаху, и нет силы и мощи, кроме как у Аллаха, и да благословит Аллах Своего Пророка и приветствует! Смерть предрешена для потомков Адама так же, как ожерелье для горла девицы. Я жажду встретить своих предшественников, как Йакуб жаждал встретить Йусуфа. Поле битвы, на котором я умру, выбрано для меня, и вот я будто вижу своё тело между Нававис и Кербелой, разрываемое на куски волками, что наполнят им свои пустые чрева. О да! Не убежать от предписанного удела! Чем доволен Аллах – тем довольны и мы, Ахль уль-Бейт, и вытерпим Его испытания и бедствия, дабы постигла нас награда терпеливых. Мы – плоть Посланника Аллаха (ДБАР) и не отделимся от него в святой обители (в Раю). Тогда возрадуются его очи, и обещание Аллаха исполнится. Тот, кто готов пожертвовать собою ради нас и встретить Аллаха, тот пусть отправляется в путь с нами: я выйду утром, если пожелает Аллах».

15. Предупреждение о предательстве куфийцев

Передал Абу Джафар Мухаммад ибн Джарир Табари Имами в книги «Далаилу ль-имама», что передал Абу Мухаммад Суфьян ибн Вакиа от своего отца от Аамаша, что передали Абу Мухаммад Вакиди и Зурара ибн Халадж, что они встретили Хусейна ибн Али (А) за три дня до того, как он выехал из Мекки, и рассказали ему о слабости куфийцев и сказали: «Их сердца с тобой, но мечи их против тебя».

Тогда он поднял руки к небу, и распахнулись небеса, и снизошли с них ангелы, числа которых никто не подсчитает, кроме Аллаха, велик Он и свят! И Хусейн (А) сказал: «Если бы не сближение вещей (предписание Аллаха) и не награда, которой я не желаю лишиться, я бы сражался с ними с помощью вот их (ангелов). Но я знаю с очевидностью, что там – место моего убийства и убийства моих сподвижников, где никто из них не останется в живых, кроме моего сына Али (А)[12]».

Передал Муаммар ибн Мусанна в «Макталу ль-хусейн»: «На восьмой день месяца зиль хиджа Умар ибн Саад ибн Аби Ваккас вошел в Мекку с многочисленным войском, имея приказ от Язида убить Хусейна (А), а если дело дойдёт до сражения – сражаться с ним там. И Хусейн (А) вышел из Мекки в этот день».

Передано от Мухаммада ибн Давуда Кумми по его иснаду от Имама Садыка (А): «Мухаммад ибн Ханафия пришёл к Хусейну в ту ночь, когда он хотел выйти из Мекки, и сказал: “О, мой брат! Ты знаешь, что люди Куфы предали твоего отца и брата. Я боюсь, что с тобой будет то же самое. Быть может, тебе лучше остаться в Мекке, ибо ты – самый почтенный из её обитателей и самый защищённый?” Хусейн (А) сказал: “О, мой брат! Я боюсь, что Язид ибн Муавия убьёт меня прямо в Запретной мечети, и я стану тем, по причине кого будет осквернён Дом Аллаха”. Мухаммад ибн Ханафия сказал ему: “Если ты боишься этого, то отправляйся в Йемен, где никто не сможет тронуть тебя, или в какую-нибудь пустынную область”. Хусейн (А) ответил: “Я подумаю над тем, что ты сказал”.

Хусейн (А) выехал из Мекки в конце ночи, и весть об этом достигла Мухаммада ибн Ханафии, и он пришёл к нему, взял поводья верблюдицы, на которой он сидел, и сказал: “О, мой брат! Разве ты не обещал мне подумать над моими словами?” Он сказал: “Да”.

— Тогда что толкнуло тебя к тому, чтобы выехать так быстро?

— После тебя ко мне пришёл Посланника Аллаха (ДБАР) и сказал: “О Хусейн! Выйди, ибо Аллах пожелал, чтобы ты был убит”.

— Аллаху мы принадлежим, и к Нему возвращаемся! Тогда почему ты взял с собой женщин, если ты выходишь к такой цели?

— Он сказал: “Аллах желает видеть этих женщин пленными”.

Тогда Мухаммад ибн Ханафия попрощался с ним и ушёл».

16. Возражение Мухаммада ибн Ханафии против выезда Имама (А)

Мухаммад ибн Йакуб Кулейни упомянул в книге «Расаиль» от Мухаммада ибн Йахьи от Хамзы ибн Хамзы от Имама Садыка (А) о том, что Хамза упомянул выезд Имама Хусейна (А) из Мекки и возражение Мухаммада ибн Ханафии. Имам Садык (А) сказал: «О Хамза! Я расскажу тебе хадис, после которого не спрашивай о Мухаммаде ибн Ханафии. Когда Хусейн (А) выехал из Мекки, то попросил бумагу и написал на ней: “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! От Хусейна ибн Али – к роду Хашим. Тот, кто присоединится ко мне, погибнет мученической гибелью. А тот, кто не послушается меня, – не победит никогда. Мир вам”».

17. Просьба ангелов о помощи Хусейну (А)

Шейх Муфид передает в книге «Маулиду ннаби» по иснаду от Имама Садыка (А), что он сказал: «Когда Хусейн ибн Али (А) вышел из Мекки, его встретили воинства ангелов, выстроившихся в ряды, восседающих на райских конях, в руках их – воинские орудия,. Они поприветствовали его и сказали: “О, довод Аллаха над Его творением после твоего деда, отца и брата! Аллах поддержал нами твоего деда Посланника Аллаха (ДБАР) во многих местах. Поистине, Аллах поддержал тебя нами”. Он сказал им: “Обещанное мне место, где я должен буду погибнуть, — Кербела. Когда я явлюсь туда, придите ко мне”. Они сказали ему: “О, довод Аллаха! Поистине, Аллах приказал нам, чтобы мы слушались тебя и подчинялись тебе. Боишься ли ты, что твои враги встретят тебя, чтобы мы были с тобой?” Он сказал: “У них нет пути ко мне, и они не причинят мне вреда, пока я не достигну Кербелы”.

А затем к нему пришли воинства из верующих джиннов и сказали: “О, наш господин! Мы – твои шииты и помощники. Прикажи же нам то, что пожелаешь! Если ты прикажешь нам убить всех твоих врагов, то мы сделаем это, а ты оставайся на своём месте”.

Имам Хусейн (А) попросил у Аллаха для них лучшей награды, а потом сказал: “Разве вы не читали Книгу Аллаху, ниспосланную моему деду Посланнику Аллаха (ДБАР)? Там говорится: ‘Если бы вы были в своих домах, то те, кому предписано убиение, вышли бы к местам своего падения‘ (3: 154). Если я останусь на своём месте, то через кого будет испытано это несчастное творение? И кто тогда ляжет в мою могилу, которую Аллах предназначил мне, когда простёр землю, и сделал её твердыней для наших шиитов и тех, кто любит нас? На ней будут приняты их деяния и салаваты, и молитвы найдут ответ. Там будут жить наши шииты, и это место станет для них безопасностью в ближнем и будущем мире. Однако вы придёте ко мне в день Ашуры, когда я буду убит и мою голову понесут к Язиду ибн Муавии”.

Джинны сказали: “О, возлюбленный Аллаха и сын Его возлюбленного! Если бы подчинение тебе не было обязательным, мы бы ослушались тебя и убили всех твоих врагов, прежде чем они достигнут тебя”. Он сказал: “Клянусь Аллахом, мы более способны к этому, но ‘чтобы погиб тот, кто погиб, при полной ясности, и чтобы жил тот, кто жил, при полной ясности‘ (8: 42)”».

18. В пути

Так он ехал, пока не достиг до местности Таним, где ему встретился караван, везущий дары Бухайры ибн Рейсана, наместника Йемена, Язиду ибн Муавии. И он взял эти дары, потому что настоящий повелитель мусульман – он, и сказал проводникам: «Тот, кто хочет ехать с нами в Ирак, — я дам ему его расходы и обращусь с ним наилучшим образом. Тот же, кто хочет уйти, — я дам ему деньги на расходы в количестве, достаточном для остатка пути».

Некоторые из них пошли с Хусейном (А), а некоторые вернулись.

Потом он двигался дальше, пока не достиг до местности под названием «Затуль Ирк» и встретил там Бишра ибн Галиба, который ехал из Ирака, и спросил его о новостях оттуда. Тот сказал: «Их сердца с тобой, а их мечи – с родом Омейядов».

Затем он достиг «Саалабийи» в послеобеденное время и заснул там. Вдруг он проснулся и сказал: «Я слышал голос, который произнёс: “Вы спешите, и судьба спешит вместе с вами к Раю”».

Его сын Али (А) сказал ему: «О отец! Разве мы не на истине?»

Он сказал: «О да, сын мой! Клянусь Аллахом, к Которому вернутся рабы!»

— О отец, тогда зачем нам печалиться о смерти?

— Да наградит тебя Аллах, о сын мой, лучшей наградой, которую может пожелать отец своему сыну.

19. Встреча Хусейна (А) с Абахирра

Хусейн (А) остался на ночлег в том же месте, а когда проснулся утром, к нему пришел из Куфы человек по имени Абахирра Азди. Он сказал ему: «О, сын Посланника Аллаха! Что заставило тебя выйти из Дома Аллаха?»

Имам Хусейн (А) ответил: «О, Абахирра! Омейяды захватили моё имущество, и я терпел. Они оскорбляли мою честь, и я терпел. Потом они захотели моей крови, и я бежал от них. Клянусь Аллахом, они (то есть люди, называющие себя мусульманами) убьют меня, и Аллах облечёт их в одежды срама, и пожрёт их острый меч! А потом Аллах даст над ними власть тем, кто станет унижать их, так что они станут презреннее, чем народ Саба, над которым правила женщина, распоряжаясь их имуществом и кровью».

20. Приход Зухейра ибн Кейна

Потом он вышел оттуда. Люди из рода Фазара и Бухейла рассказали, что они были с Зухейром ибн Кейном[13] и возвращались с ним из Мекки, так что оказались позади Хусейна (А), а  потом достигли его. Поскольку Зухейр не хотел встречи с ним, они каждый раз располагались на ночлег в другом месте, нежели он. В один из дней он остановился в таком месте, что они не могли найти другого выхода, нежели остановиться рядом с ним. Когда они хотели пообедать, приблизился гонец Хусейна (А) и сказал: «О, Зухейр ибн Кейн! Абу Абдиллях Хусейн отправил меня к тебе, чтобы ты пришёл к нему». Как только он сказал это, все мы оставили то, что было у нас в руках, и погрузились в мысли.

Его жена Дейлам бин Амр сказала ему: «Пречист Аллах! Внук Посланника Аллаха (ДБАР) позвал тебя, и ты не пойдёшь к нему? Что будет, если ты пойдёшь и послушаешь то, что он говорит?»

Тогда Зухейр ибн Кейн пошёл к Хусейну (А). Не прошло много времени, как он вернулся обрадованным, с сияющим лицом, и велел собрать все палатки и вещи и перенести их поближе к Хусейну (А). А потом сказал своей жене: «Я даю тебе развод, ибо не хочу, чтобы тебя постигли тягости. Я решил пожертвовать своим телом и душой ради Хусейна (А)».

Затем он отдал ей её свадебный дар и поручил её сыну её дяди, чтобы он доставил её к родным. Она пришла к нему, плакала и попрощалась с ним, сказав: «Пусть Аллах будет тебе помощником и поддержкой! Пусть Аллах даст тебе счастье! Я прошу тебя, чтобы в Судный День ты вспомнил обо мне возле деда Хусейна (ДБАР)».

Зухейр сказал тем, кто был с ним: «Тот из вас, кто хочет, пусть идёт со мной! А если нет, то это наша последняя встреча».

Затем Хусейн (А) выехал оттуда и достиг местности Зубала. Там ему пришла новость об убийстве Муслима ибн Акиля. Об этом узнали и те, кто был с ним, и желавшие благ ближнего мира из их числа покинули его, и с ним остались лишь его кровные родственники и истинные сподвижники.

Передатчик говорит: и поднялись крики и плач по Муслиму ибн Акилю, и потекли обильные слёзы. Затем Хусейн (А) тронулся дальше, к тому, что было ему предписано. Его встретил поэт Фараздак[14] и сказал: «О, сын Посланника Аллаха! Как ты едешь в Куфу, если они убили твоего двоюродного брата и твоих шиитов?» Хусейн (А) заплакал и сказал: «Да помилует Аллах Муслима! Он направился к милости Аллаха, довольству и Раю. Он выполнил свой долг: теперь нам осталось выполнить наш долг».

Потом он прочитал следующее стихотворение:

«Если ближний мир и считается ценным,

То ведь награда Аллаха выше и благороднее.

Если тела сотворены для смерти,

То ведь гибель от меча на пути Аллаха лучше для мужчины.

Если удел распределен и назначен,

То ведь не жаждать его – достойнее.

И если богатства собирают, чтобы потом их оставить,

То почему человек на то, что оставит, скупится?»

21. Гибель Кейса ибн Мусхира

Передается, что Хусейн (А) написал письмо к Сулейману ибн Сураду Хузаи, Мусайибу ибн Наджбе, Руфаа ибн Шаддаду и другим шиитам в Куфе и отправил с ним Кейса ибн Мусхира Сейдави. Когда Кейс достиг Куфы, его увидел Хусайн ибн Нумайр, прислужник Убейдуллаха ибн Зияда. Едва тот хотел обыскать его, Кейс вынул письмо Хусейна (А) и разорвал его на клочки. Хусайн ибн Нумайр арестовал его и отправил к Убейдуллаху ибн Зияду. Тот спросил: «Кто ты?»

— Я шиит повелителя верующих Али (А) и его сына.

— Почему ты порвал письмо?

— Чтобы ты не узнал, что там было написано.

— От кого письмо и к кому?

— От Хусейна (А) к группе людей Куфы, чьих имён я не знаю.

Ибн Зияд разгневался и сказал: «Клянусь Аллахом, если ты не скажешь мне имена тех, к кому было письмо, или не проклянёшь Хусейна ибн Али, его отца и его брата с минбара, то я велю разрезать тебя на куски!»

Кейс сказал: «Я не скажу тебе имена тех, к кому было письмо, однако я согласен проклясть Хусейна, его отца и брата с минбара».

Когда он поднялся на минбар, то воздал хвалу Аллаху, благословил Пророка (ДБАР), Али, Хасана и Хусейна (А), а потом проклял Убейдуллаха ибн Зияда и его отца и проклял всех, кто помогает роду Омейядов. А затем сказал: «О люди! Я – гонец Хусейна (А) к вам. Я оставил его там-то и там-то: ответьте же на его призыв!»

Когда Ибн Зияд услышал об этом, он приказал сбросить его с крыши дворца, и он был сброшен оттуда и умер, да помилует его Аллах! Когда до Хусейна (А) дошла весть о его смерти, он заплакал и сказал: «О Аллах, сделай для нас и наших шиитов щедрое пристанище и соедини нас с ними в обители Твоей милости: поистине, Ты владеешь всякой вещью!»

22. Встреча Хусейна (А) с Хурром ибн Язидом Рийахи

Хусейну (А) оставалось два перевала до Куфы, когда дорогу ему преградил Хурр ибн Язид с тысячью всадниками.

Хусейн (А) спросил его: «Ты с нами или против нас?»

Тот сказал: «Против тебя, о Абу Абдиллях».

Хусейн (А) сказал: «Нет силы и мощи, кроме как у Аллаха, Высокого, Великого!» Потом они еще обменивались словами, пока Хусейн (А) не сказал: «Если вы против того, что сами написали мне и с чем приходили ко мне ваши послы, то я вернусь оттуда, откуда пришёл».

Однако Хурр и его солдаты воспрепятствовали ему в этом. Хурр сказал: «Нет, о сын Посланника Аллаха! Но избери такой путь, который не ведёт тебя ни в Куфу, ни в Медину, чтобы я мог оправдаться перед Ибн Зиядом, что Хусейн (А) пошёл туда, куда не лежал мой путь».

Хусейн (А) повернул налево и дошел до местечка Азайбиль Хиджанат.

В этот момент Хурр получил письмо от Ибн Зияда. В этом письме тот порицал его по поводу Хусейна (А) и приказывал ему преследовать и окружить его. Тогда Хурр и его солдаты догнали караван Хусейна (А) и преградили ему дорогу.

Хусейн (А) сказал ему: «Разве ты не сказал нам, чтобы мы свернули с пути?»

Хурр сказал: «Да, но ко мне пришло письмо Ибн Зияда, где он приказывает окружить тебя. Он приставил ко мне шпиона, который следит, как я выполню его приказ».

Тогда Хусейн (А) встал среди своих сподвижников, воздал хвалу Аллаху, вспомнил своего деда (ДБАР) и благословил его, а потом сказал: «Нас постигло из повеления Аллаха то, что вы видите. Поистине, ближний мир переменился, и показал своё зло, и отвернулся от добра, и продолжил своё супостатство. Но не осталось от этого мира более чем на величину капли на дне сосуда либо мерзости будней, подобных бесплодной земле. Разве вы не видите, что люди не поступают по истине и не удерживают друг друга от зла, так что верующему не остаётся иного, кроме как желать быстрее встретить своего Господа? Поистине, я считаю смерть счастьем, а жизнь рядом с угнетателями – бедствием».

Тогда Зухейр ибн Кейн сказал: «Мы слышали твои слова, о сын Посланника Аллаха! Вот, если бы ближний мир был постоянным, и мы бы оставались в нём навеки, то всё равно мы предпочли бы смерть рядом с тобой вечному пребыванию в нём».

Затем встал Хилаль ибн Нафи Баджали и сказал: «Клянусь Аллахом, мы не забыли о встрече с нашим Господом и, поистине, мы стоим на том намерении, которое имели, любим тех, кто любит тебя, и враждуем с теми, кто враждует с тобой».

Потом встал Язид ибн Хузайр и сказал: «Клянусь Аллахом, что Он наделил нас через тебя великим благом, дабы мы сражались с тобою, так чтобы ради тебя наши тела были разрезаны на куски, а потом твой дед (ДБАР) был бы для нас заступником в День Суда».

23. Прибытие Хусейна (А) в Кербелу

Передано, что после этого Хусейн (А) поднялся, сел на коня и выступил в дорогу. Отряд Хурра то препятствовал движению его каравана, то шёл позади него. Наконец, второго мухаррама он достиг Кербелы. Когда же он достиг её, спросил: «Как называют это место?» Ему ответили: «Кербела». Он сказал: «О Аллах, я прибегаю к Тебе от печали (керб) и горя (бала)!»

И сказал им: «Это – место печали и горя: спускайтесь с коней! Здесь – место нашего прибытия, здесь – место пролития нашей крови, здесь – место наших могил, здесь – место, где будут пленены наши семьи. О нём говорил мне мой дед Посланник Аллаха (ДБАР)».

И они все спустились с коней. Хурр и его солдаты тоже спешились и расположились лагерем неподалёку. Хусейн (А) сел и стал точить свой меч, говоря:

«Горе тебе, о судьба!

Как много у тебя благородных и знатных!

Убиты преданные и верные,

Но рок никогда не смирится с заменой.

Всякий живой идёт по пути,

Приближаясь к тому, что обещано ему о путешествии последнем,

Но Обладатель величия владеет всяким делом».

24. Горе Зейнаб (А)

Передатчик говорит, что Зейнаб (А) услышала эти слова и сказала: «О, мой брат! Эти слова похожи на слова тех, кто убедился в близости смерти».

Он сказал: «Да, о сестра».

Зейнаб (А) сказала: «Как тяжко! Хусейн (А) говорит о своём убийстве!»

И тогда заплакали женщины, и били себя по щекам, и рвали на себе одежду, и Умм Кульсум[15] закричала: «О Мухаммад! О Али! О мама! О брат! О Хусейн! О Хасан! Горе нам от тягот после тебя, о Хусейн!»

Хусейн (А) утешил её и сказал: «О сестра! Печалься печалью ради Аллаха, ибо обитатели небес исчезнут, и умрут все населяющие землю, и погибнет всё творение. О сестра, о Умм Кульсум! О Зейнаб! О Рукайа! О Фатима! О Рабаб! Когда я буду убит, то не рвите на себе одежды, не раздирайте свои лица и не говорите слов, которые могут разгневать Аллаха!»

По другому пути передано, что Зейнаб (А) сидела вместе с женщинами в другом месте, но когда услышала содержание этих стихов, вышла к Хусейну (А) с непокрытой головой, волоча свою одежду, и сказала: «Горе! О, если бы смерть забрала меня! Сегодня умерли моя мать Фатима, отец Али, брат Хасан[16]

Хусейн (А) взглянул на неё и сказал: «О, моя сестра! Смотри, чтобы шайтан не отнял твоё терпение!»

Она сказала: «Разве ты будешь убит? Да буду я твоей жертвой!»

Хусейн (А) скрыл свою печаль, но слёзы проступили на его глазах. Он сказал: «Если бы охотники оставили птицу, она спала бы в своём гнезде».

Она сказала: «Горе! Ты видишь себя отчаявшимся в жизни? Это то, что сильнее всего терзает моё сердце!»

Потом она разорвала ворот своей одежды и упала без чувств. Хусейн (А) встал, вылил на её лицо воды, так что она пришла в себя, а потом стал утешать её, как мог, и вспоминать мученическую гибель их деда (ДБАР) и отца (А).

Возможно, одной из причин, по которым Хусейн (А) взял с собой семью и женщин, было то, что если бы он оставил их в Хиджазе или где-то ещё, Язид захватил бы их и совершил бы с ними такие деяния, которые воспрепятствовали бы Хусейну (А) пойти по пути сражения и шахадата.


 

[1] Фурат – Евфрат: одна из самых больших рек Ирака и всего Ближнего Востока.

[2] Марван - Марван ибн Хакам, двоюродный брат Усмана ибн Аффана, насибит, враг Ахль уль-Бейт (А). Впоследствии стал четвертым халифом династии Омейядов, основателем «марванитской» ветви омейядских халифов.

[3] Сулейман ибн Сурад Хузаи – был сподвижником повелителя верующих Али (А), принимал участие в битвах Джамаль, Сиффин и Нахраван. В конце битвы Сиффин был ранен хариджитами. Повелитель верующих (А) обещал ему благой исход. В период Имама Хасана (А) считал необходимым сражение с Муавией, однако Имам (А) убедил его, что мир в это время более соответствует интересам Ислама. В период Имама Хусейна (А) призывал к помощи ему. Погиб в 65 году хиджры во время восстания таввабинов под лозунгами мести за кровь Хусейна (А).

[4] Мусайиб ибн Наджб – был из числа тех, кто пригласил Имама Хусейна (А) в Куфу, однако не оказал ему нужной помощи. Ранее являлся сподвижником повелителя верующих Али (А) и принимал участие в его битвах. После убийства Хусейна (А) примкнул к движению «таввабинов» («раскаявшихся») и погиб в 65 году хиджры под лозунгами мести за кровь Хусейна (А).

[5] Руфаа ибн Шаддад – во время правления повелителя верующих (А) был судьей области Ахваз. Он также являлся из числа тех, кто призвал Имама Хусейна (А) в Куфу, однако не присутствовал при Кербеле и не оказал Имаму (А) помощи. Был убит в 66 году хиджры.

[6] Хабиб ибн Музахир – сподвижник Посланника Аллаха (С), затем преданный шиит Али (А), Хасана (А) и Хусейна (А). Участвовал в битвах Джамаль, Сиффин и Нахраван рядом с повелителем верующих (А). Родился в Йемене за 14 лет до хиджры. На 9-м году хиджры переселился вместе с семьей в Медину. Хабиб ибн Музахир находился в числе тех, кто написал письмо Хусейну (А). После того как куфийцы предали Имама (А), он присоединился к нему и погиб при Кербеле. На момент его мученической гибели ему было 75 лет. Его могила сегодня находится внутри Храма Имама Хусейна (А), в нескольких метрах от могилы самого Имама (А).

[8] Муслим ибн Акиль – двоюродный брат, доверенное лицо и посол Хусейна (А). Был известен своей богобоязненностью, знаниями и храбростью. Погиб во время посланнической миссии в Куфе и считается первым мучеником Кербелы.

[9] Мухтар ибн Аби Убейда Сакафи – более известен как «Мухтар Сакафи». Происходил из племени Хавазин, был сыном Абу Убейды Сакафи. Родился в год хиджры Посланника Аллаха (С) в Медину. Одна сестра Мухтара была замужем за Абдуллахом ибн Умаром, другая за Умаром ибн Саадом. Его дочь была замужем за Имамом Саджадом (А). В 60-м году хиджры Убейдуллах ибн Зияд арестовал Мухтара и посадил его в подземную тюрьму, где в то время находился также другой известный шиит Мейсам ат-Таммар. Однако Язид приказал выпустить его оттуда, так как его попросил об этом Абдуллах ибн Умар, уговариваемый своей женой – сестрой Мухтара. Убейдуллах ибн Зияд дал ему три дня, чтобы он покинул Куфу. Отправившись в Мекку, Мухтар участвовал в её защите от сирийцев, отправленных Язидом. Таким образом, Мухтар не смог участвовать в битве при Кербеле. Прибыв после Мекки в Куфу, он снова подвергся аресту. В 66 году хиджры, освободившись из тюрьмы, он объявляет восстание под лозунгами мести за кровь Хусейна (А). Он получил письмо от сына Имама Али (А) Мухаммада Ханафии, в котором тот призывал людей поддержать его. Ибрахим ибн Малик Аштар, сын Малика Аштара, также присоединился к нему. Временем начала восстания была назначена ночь 14-го рабиа ль-авваль 66 года хиджры. Однако за два дня до назначенной даты Ибрахим Аштар с группой своих людей на пути к дому Мухтара наткнулся на патруль и был вынужден атаковать его. Тем самым восстание началось на 2 дня раньше. Мухтар приказал своим последователям разводить костры в знак революции. После уличных боёв солдаты наместника сдались, сам наместник бежал в Хиджаз. Мухтар поднялся на минбар и сказал, что хочет следовать справедливому примеру Али (А).

Люди Мухтара жестоко расправились с теми участниками убийства Имама Хусейна (А), которые попали им в руки, – в частности, с Хармалой (убийцей ребёнка Имама), Сананом ибн Анасом и Умаром ибн Саадом. Шимр ибн Зильджаушан, который отрезал голову Имаму (А), бежал, но его нашли в родной деревне в Васит и жестоко казнили.

Сначала армии Мухтара удалось одержать несколько значительных побед над войском Омейядов. В частности, небольшой отряд под руководством Ибрахима Аштара разгромил армию Убейдуллаха ибн Зияда, причем был убит и сам Ибн Зияд.

Когда омейядский халиф Абдульмалик ибн Марван послал войско для захвата Медины, Мухтар сформировал 9-тысячную армию для защиты города Пророка (С). Однако после начала сражения на его армию неожиданно напало войско Абдуллаха ибн Зубейра, прежде заявлявшее о своем союзничестве с Мухтаром (Ибн Зубейр претендовал на халифат и сражался с Омейядами). В результате солдаты Мухтара потерпели поражение. Брат Абдуллаха ибн Зубейра осадил дворец Мухтара в Куфе. В результате 4-месячной осады солдаты Мухтара покинули его. 14 рамазана 67-го года хиджры он решил оставить дворец, чтобы умереть мучеником. С небольшим отрядом сподвижников численностью в 17 человек он вышел против целой армии и был убит.

[10] Умар ибн Саад – сын Саада ибн Аби Ваккаса, насибит, враг Ахль уль-Бейт. При Кербеле возглавлял войско, сражавшееся с Хусейном (А). Был жестоко убит во время восстания Мухтара.

[11] Убейдуллах ибн Зияд, он же Ибн Марджана (сын Марджаны) – жестокий наместник и прислужник Омейядов, насибит. Его мать была известна как блудница, а отец Зияд был незаконнорожденным. Осуществлял руководство всеми действиями по убийству Хусейна (А). Был убит после восстания Мухтара.

[12] То есть Имама Саджада (А), который был болен и не мог принимать участие в сражении при Кербеле, а потому выжил.

[13] Зухейр ибн Кейн – первоначально являлся сторонником Усмана. Однако в 60 году хиджры отправился в хадж вместе со своей семьёй. По дороге из хаджа он встретил Имама Хусейна (А), после чего отказался от своих ложных убеждений. История Зухейра ибн Кейна очень интересна и поучительна.

[14] Фараздак – Ибн Галиб Тамими, знаменитый поэт Ахль уль-Бейт (А). Составил множество хвалебных и траурных стихов в честь пророческого рода (мир им). Умер в 110 году хиджры.

[15] Умм Кульсум — сестра Имама Хусейна (А).

[16] То есть гибель Хусейна (А) – это гибель всех асхабуль киса, о которых ниспослан аят «очищение» (33: 33). Об этом также передано в других риваятах.

 

3 ответов

  1. Али

    Ас-саляму алейкум. Спасибо вам за перевод этой замечательной книги. У меня возник вопрос:

    «О Хамза! Я расскажу тебе хадис, после которого не спрашивай о Мухаммаде ибн Ханафии. Когда Хусейн (А) выехал из Мекки, то попросил бумагу и написал на ней: “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! От Хусейна ибн Али – к роду Хашим. Тот, кто присоединится ко мне, погибнет мученической гибелью. А тот, кто не послушается меня, – не победит никогда. Мир вам”».

    Что значит этот хадис, и каково отношение ученых к личности Мухаммада ибн Ханафии ?

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес эл. почты не будет опубликован.