Знамя

 

Твое знамя печально, Сокрытый,

В ночи полыхает как траурный ангел.

Но явится день, когда, крылья расправив,

Священной волною взовьется над миром

Твое черное знамя, о Гаиб!

 

О Гаиб, твое знамя над шариатом,

Как всполохи крыльев у Трона Аллаха.

Какое скорбное знамя!

О тот, кто восстанет!

 

Это знамя держали руки Аббаса:

Боец Кербелы, знаменосец Хусейна,

Не зная пощады, у смертного часа,

Врагов поражал и к реке прорывался,

Могучей рукой это знамя сжимая.

Железное тело пронзали мечами,

Врагами отрубены руки Аббаса,

Стрела, как шахада, торчала из глаза.

Воскликнув «Хусейн!», он обрушился навзничь:

На землю скатилось священное знамя.

 

О Гаиб, твое знамя над шариатом,

Как всполохи крыльев у Трона Аллаха.

Какое скорбное знамя!

О тот, кто восстанет!

 

Из века в века, от Адама и Ноя,

Как молния мрак облаков разрывает,

Сплошной чередой приходили Пророки,

Один от другого наследуя знамя.

Но люди слабы и не знают зароков,

Служители грешного мира неправды:

Они убивали пречистых Пророков,

И с болью на землю падало знамя,

Опять и опять восставая.

 

О Гаиб, твое знамя над шариатом,

Как всполохи крыльев у Трона Аллаха.

Какое скорбное знамя!

О тот, кто восстанет!

 

И снова Единого гордое знамя

Поднялось с закатной пустыни Хиджаза.

Последний Пророк и Посланник Аллаха

Дал людям свой род и Коран.

Услышишь о нем и не сможешь сдержаться,

Как сок, брызнут слезы из скорбного глаза,

И встанет пред взором судьба рода Хашим:

В горячей крови, в кербелинской расправе

Опять на землю повержено знамя.

 

О Гаиб, твое знамя над шариатом,

Как всполохи крыльев у Трона Аллаха.

Какое скорбное знамя!

О тот, кто восстанет!

 

Оставшись немым очевидцем печали,

Так много столетий в сокрытии знамя!

Его полощет ветер из Рая

И охраняет огненный ангел:

Оно ожидает, что явится Гаиб,

Лев рода Пророка, Последний Имам —

И, гордо воздето могучею дланью,

Взовьется над миром победное знамя,

Когда ты восстанешь, о Гаиб!

 

О Гаиб, твое знамя над шариатом,

Как всполохи крыльев у Трона Аллаха.

Какое скорбное знамя!

О тот, кто восстанет!

Ашура, 2012

 

Хазрат Аббас

 

Месяц хашимитов, его царственные взгляды —

он дарит их такому бедняку, как я, не прося возврата...

Мое сердце зачаровано тем, кто влечет к себе все сердца, —

чей путь завершился в лучшей из обителей Рая...

То, что я день и ночь стою у его двери, подобно просящему подаяние,

то, что я бреду по его пути во мраке,

дабы в конце концов склониться к его ногам, —

то, что я пленён им, как раб, —

всё это лишь следствие того, что он сам был пленён Хусейном, своим братом...

Он – лекарь разбитых сердец, исцеляющий раны,

врачующий души, подобно бальзаму,

надежда для тех, кто страдает,

значение великой преданности, символ и знак,

тот, кто сейид, король и знамя,

тот, у кого нет рук, но он притянул к себе миллиарды...

Мое сердце потрясено его таинственным взглядом,

желает прикоснуться к краю его наряда...

Он во всем подобен своему отцу Хейдару,

помимо имамата....

То, что я говорю это сейчас, не значит, что мне известен его сан:

выше людей, но ниже Аллаха...

Он – несущий воду всем, кто страдает от жажды...

Он сам по себе есть Зульфикар...

Символ любви, месяц рода Хашим,

у кого ни перед кем нет страха...

То, что я день и ночь иду к нему непрестанно,

в мечетях, в домах, на траурных собраниях,

при бдениях среди тех, кто сошел с ума;

куда бы я ни отправился – в Мекку или Арафат,

Сафу или Марву, и когда я иду в Наджаф,

чтобы встретиться с царем, которому нет равного,

когда направляюсь в Кербелу для зиярата, или ночами, когда я возле Имама Резы в Машхаде, —

везде воспоминание о его красоте рядом,

ибо он – мой вождь, светоч в моем мраке,

единственный, к кому я иду, когда я устал...

Тот, чьи молитвы решают мои беды и печали,

тот, кто стоит рядом со мной сейчас и ждет, когда я приду завтра...

То, что я говорю о нем, связано с тем, что он – мой император,

моя драгоценность и почитаемый мною,

источник чести и награды,

причина моих плачущих глаз,

тень, что простерта над моими волосами...

Его голос раздастся по миру, как труба Исрафиля,

его взгляд исцеляет больных, подобно сыну Марии...

Сама его жажда утоляет сухие горла, как источник Зам Зам...

Его могилу омывают подземные воды Фурата...

Пусть у него нет рук, но он знаменосец всех флагов,

пусть у него нет глаз, но к нему устремлены все взгляды...

Что бы я ни сказал бы о нем — всё равно этого будет мало...

У реки расположен его Храм...

Для тех, кто сошел с ума, он стал Каабой,

он – тот, над кем полощется красный флаг...

 

Пурпурные розы ненависти

 

Пурпурные розы ненависти

Цветут венцами страдания,

Их лепестки колышет райский ветер,

Умарийа, партия шайтана,

О, как сладок вкус гнета за веру,

Оскорблений, изгнаний, убийств и проклятий!

В течение веков, стигматы вечной правды.

Растоптанная истина, в темноте раздается твой крик,

Как свет из распахнутой двери, золотой поток Корана.

О Али! Багровая от крови седина,

Cияет нимб мученичества в мехрабе,

Терновый венец – билет в сады Рая,

Пристанище у Трона Аллаха.

Праведники в белых одеждах,

Их слезы по тебе, справедливый Имам,

С голов падает кровь,

удар кинжала.

О шиа, знай,

Народы, как пустые горшки, сокрушатся:

Будешь пасти их жезлом железным,

Когда сверкнет на черном знамени

Меч мести Каима.

Добавить комментарий

Ваш адрес эл. почты не будет опубликован.